Back

Жизнь в бледно-бежевом цвете. «Колетт» Уоша Уэстмоленда

В прокат выходит новый фильм режиссера «Все еще Элис», посвященный жизни и творчеству одной из самых заметных писательниц Франции ХХ века.

Сидони-Габриэль Колетт (Кира Найтли) — простая деревенская девушка без приданого, она помогает матери по дому, слушает рассказы отца-инвалида о войне и с нетерпением ждет приезда сына его боевого товарища — парижского повесу Вилли (Доминик Уэст). Вначале кажется, что он просто хочет воспользоваться наивностью девушки, однако он берет ее в жены, привозит в Париж и вводит в интеллектуальный свет города огней. Молодожены ведут в меру счастливый богемный образ жизни, не одаренный писательскими способностями, но одержимый писательскими гонорарами Вилли не замечает, насколько ловко с пером обращается его молодая жена. Решение приходит незамедлительно — пускай Колетт пишет, а Вилли, лучше знающий, на что клюет парижская публика, отредактирует, внесет больше интимных подробностей, припишет себе авторство — и вуаля, бестселлер готов. Скорость распространения популярности юной Клодин, альтер эго главной героини, кружит супругу голову, и он буквально заставляет Колетт писать продолжение самой обсуждаемой в Париже истории. Однако, пожиная многочисленные плоды популярности книг, по-прежнему издаваемых под его именем, Вилли не замечает, как прямо перед ним Колетт развивается и как писатель, и как человек, и что уже совсем скоро она начнет отвоевывать свое.

Несмотря на кажущуюся простоту, работа над байпиком представляет собой серьезный вызов для всей съемочной команды, от осветителей и декораторов — все должно выглядеть как минимум правдоподобно, — до актеров: в своей работе они должны представить не просто живого, а действительно жившего персонажа со своей историей, принципами и видением мира, вдобавок, как правило, обладающего определённой фан-базой. И все же настоящий ад байопики представляют для сценариста и режиссера. Их работа — это постоянное лавирование за штурвалом огромного крейсера на мелководье, полном рифов.

Прежде всего, посвящен фильм историческому персонажу или нет, он должен оставаться фильмом, он должен рассказывать зрителю интересную историю. В случае с любой другой темой у автора сценария остается пространство для маневра, он — царь и бог своей истории и волен вести рассказ так, как посчитает нужным. В случае же с байопиком, он зажат рамками уже рассказанного и, более того, прожитого. К тому же, он должен в два с небольшим часа утрамбовать опыт целой жизни, годы и зачастую десятилетия, наполненные самыми различными событиями, определяющими человека как личность, судьбоносными, историческими. И, наконец, его ожидает самый коварный риф этого побережья, о который уже разбивались у всех на глазах десятки и десятки кораблей под руководством опытнейших капитанов. И имя ему — клише. Приглашая зрителя в большое путешествие по жизни своего героя, автор должен убедиться в том, что оно не превратится в дорогущий урок истории, что оно раскроет новые грани вроде бы уже известной личности, и, если не станет для зрителя откровением и новым опытом, то хотя бы не даст ему заскучать в дороге.

К счастью, за более чем вековую историю мореплавания арсенал капитана пополнился изрядным количеством приспособлений, помогающих этот коварный риф обойти. К сожалению, Уош Уэстермоленд к ним прибегать не спешит. Пока в трюме пылятся внушительные орудия нелинейного повествования, неожиданного кастинга и раскрытия героя через второстепенных персонажей, история экстраординарной писательницы рассказывается прямо, не балует неожиданными поворотами и следует за героиней по пятам. Долгие годы такой подход работал, и по сей день в рейтингах байопиков немало фильмов со схожей структурой. Выпусти Уэстермоленд этот фильм в 2001, как и хотел, он вполне мог оказаться в их числе. Сейчас же, в связи с тонной аналогичных лент, выпущенных за последние десятилетия и с развитием технологий, когда ту же историю любой может прочитать по дороге на работу, простое описание даже самой необычной жизни режиссера уже не спасает, и, даже сделав свою работу очень хорошо, он всего лишь остается одним из.

Однако, даже при таком раскладе автор все еще может выиграть. Даже самую заурядно рассказанную историю всегда может вытащить во-первых, харизма исполнителя (звоните ДиКаприо), и, во-вторых, работа художника-постановщика. То, что не способна дать статья в интернете, то, зачем многие вообще ходят в кино — атмосферная картинка и чисто театральное переживания, лицезрение раскрывающегося таланта. Создатели «Колетт» проиграли и здесь. Кира Найтли, несмотря на частую смену гардероба, за почти два часа так и не сменила выражение лица, и вся вереница событий, происходящих в жизни Колетт, скорее походит на серию курортных фото двадцатилетней давности, где человек засовывает голову в фанерные доски, изображающие разные наряды и занятия. Фоном этому старомодному развлечению служит куцый набор интерьеров в диапазоне от загородного дома писательницы и парижских апартаментов до подмосток кабаре и студи на Монмартре, объединенных общей идеей оставаться как можно более блеклыми и недоработанными. Возможно, это придирка, но сложно избавится от ощущения, что главный город Европы времен Belle époque в кино 2018 года должен выглядеть куда сочнее.

В итоге получается самые обычный фильм о весьма необычном человеке. Не плохой, но и не хороший. Рассказывающий историю, но не позволяющий ее прожить. Типичный байопик, еще один урок истории. Неизвестно, что бы сказала о нем мадам Колетт, но не покидает мысль, что своим непростым жизненный путем она заслужила большего.

В кино с 29 ноября.

Post a Comment