Вверх

Законопослушный гражданин. «По доброй воле» Фредерикке Аспек

Осень — богатое время не только для огородников, но и для российских любителей хорошего кино. Именно осенью стартует традиционный марафон фестивалей национального кинематографа от Cool Connections, привозящих со всего мира долгожданные новинки и актуальные авторские ленты. Открывал парад смотр свежего датского кино Danish wave, в рамках которого в легендарном московском «Иллюзионе» состоялся показ комедийного триллера «По доброй воле».

Маркус — богатый и успешный финансовый консультант. Помимо этого он еще и популярен: недавно изданная автобиография бьет рекорды продаж. Только вот его состояние нажито не совсем честным путем, да и секрет успеха заключается не в инновациях и смелых идеях, а в банальных манипуляциях и махинациях. На этом его и ловит правительство, и теперь перед финансистом маячит не самая радужная перспектива — провести несколько лет в местах, где его богатство и влияние не столь значительны, и с его характером мириться не намерены. Спасаясь от местного авторитета, с которым отношения как-то не заладились, Маркус переводится в одиночку в отсеке, где свое отбывают насильники, убийцы и педофилы. В этой сомнительной компании предприниматель раскрывается довольно неожиданным образом.

Если абстрагироваться от реалий датской тюрьмы, российскому зрителю больше напоминающей неплохой санаторий, и сконцентрироваться на смысловой составляющей картины, она оказывается любопытным рассуждением на очень скользкие темы. Помимо предсказуемых мотивов условного жука в муравейнике, авторы замахнулись на вещи фундаментальные. «Обманщик хуже убийцы», одна из центральных идей (напрямую она, разумеется, не заявлена, да и то, разделяет ли ее автор, до конца не ясно) фильма, явно перекликается с морально-религиозным мировоззрением Аристотеля и Данте. Как в «Божественной комедии» преступления насильственные в адской воронке расположены выше «грехов обмана», так и в фильме Маркус, обманом наживший состояние, даже в компании насильников выделяется не лучшим образом.

Изображение финансового махинатора волком, пробравшимся в «овечье» стадо убийц и педофилов, в известной степени провокационно и поначалу даже вызывает отторжение. Но режиссер не столько оправдывает преступления последних (в общем-то, не оправдывает вовсе), сколько задается вопросом, а настолько ли невинен в сравнении с ними главный герой. Однозначного ответа картина не дает, но симпатии авторов явно не на стороне Маркуса. Нарочито привлекательные образы героев, отбывающих срок за самые чудовищные действия, лишь подсвечивают отрицательные черты характера протагониста. Говоря проще, это фильм не о том, какие насильники хорошие, а о том, насколько плохи мошенники.

С точки зрения современных западных пенитенциарной и морально-этической систем, такой почти средневековый подход выглядит вызывающе.

«Я правильно понимаю, что вы оправдываете то, что совершил Нильс?», — в недоумении спросит Маркус. «Я просто симпатизирую человеку, который всем здесь сделал много добра», — ответит благообразный старец, отбывающий срок за двойное убийство.

Неоднозначность выводов и провокативность идей фильма не всем придутся по душе, но авторская смелость и нетипичные ответы на, казалось бы, очевидные вопросы, вызывают как минимум интерес.