Вверх

Уиллем Дефо ведёт духовную войну: «Томмазо» Абеля Феррары

АмФест продолжается. На этот раз новый фильм режиссёра Абеля Феррара с Уиллемом Дефо (Томмазо) в главной роли. Откровенное кино про попытку построить новую счастливую жизнь, прихватив с собой парочку демонов из прошлого.

Даже будучи не знакомым с личностью режиссёра, довольно легко понять, что в фильме очень много автобиографичных проявлений и высказываний на уровне киноязыка. Как пример, пересветы рассеянного желтого цвета в кадре и подвижная ручная камера, которая носится за Дефо, — отображение внутреннего состояния героя, попытка автопортретирования. О категории личного можно утверждать ещё и потому, что главная женская роль — жены Томмазо — досталась действительной супруге режиссёра, а их ребёнка в фильме сыграла трехлетняя дочка Феррары. Учитывая последний факт, получается довольно интересная история: в фильме есть интимные (телесные) сцены с участием главной героини. Они сняты крупными планами, но не настолько, чтобы создавался эффект фрагментарности, а скорее для эффекта личного присутствия, словно нас допускают к просмотру таинства.

Томмазо — американский режиссёр, бывший алкоголик и наркоман. В новой стране (Италии), в духовных практиках и семье он надеется обрести всеобъемлющую любовь и спасение. Но молодая жена из Восточной Европы обладает свободолюбивым нравом и воспринимает заботу Томмазо с тревогой и чувством посягательства на свою свободу. Отсюда вечный конфликт мужчины и женщины, мужа и жены. Абель Феррара очень наивно иллюстрирует сексуальное неудовлетворение (плач ребёнка не позволяет доходить до кульминации) и истерию героя Дефо через эротические фантазии с официантками в кафе. Кроме того, режиссёр отчаянно пытается усложнить фильм загадочными сценами (отсылки для любителей «Мастера и Маргариты»), которые сталкивают зрителя с линейной тропинки сюжета. Оправдано это или нет… метафорическое прочтение говорит скорее об обратном.

 

Истерия Томмазо напоминает фильм «Ад» французского режиссёра Клода Шаброля, там главный герой тоже страдал больным воображением (выдумал всякое плохое про жену)…. Правда вот Шаброль додумался не разукрашивать это напыщенными образами и символами, в отличие от Ферарры, — как пример, распятый Томмазо в центре Рима на кресте. Марсель Карне ещё в 1945 году в «Детях райка» доказал, что личная трагедия остается личной для каждого, и не стоит из этого делать всеобщий апокалипсис.

Повторный показ фильма состоится 26 октября в Москве.