Вверх

«Собаки не носят штанов» Юкки-Пекки Валькеапяя

Не верьте описанию

«Собаки не носят штанов» — не о том, как мужчина после трагической смерти жены стал посещать доминатрикс. Более того, смерть жены случилась давненько: с тех пор дочь Юхи (так зовут главного персонажа) успела изрядно подрасти — лет на 10-12. Однако время не имеет никакого значения: Юха по-прежнему одинок, а его сексуальные пристрастия довольно специфичны. Очевидно, смерть жены на него повлияла. Но этот фильм — не о сексуальных предпочтениях разных людей, а о том, как справляться с травматическим опытом. Хотя это, конечно, как всегда, неточно.

Фильм «Собаки не носят штанов» снят финном по имени Юкка-Пекка Валькеапяя, его премьера состоялась в Каннах на Двухнедельнике режиссёров. До фильма о БДСМ и травмах Валькеапяя снял две полнометражки: «Они сбежали» (2014) об огненных чувствах двух подростков-изгоев и «Чужой» (2008) о том, как круто может поменяться жизнь семьи, когда в неё вторгается незнакомец. Ни тот, ни другой до России не добрались. Что ж, тем более интересно познакомиться с творчеством режиссёра.

В кадре — одинокий кардиохирург с взрослеющей дочкой, без хобби и, по сути, без друзей. Кажется, он завис в посттравматическом состоянии: жены не стало и ничего не происходит. Не происходит добрый десяток лет. Что не мешает Юхе уединяться, фантазируя о безвременно ушедшей. У него остались её вещи, её духи — судя по всему, этого мужчине более чем достаточно. Он таким был всегда — или стал таким, потеряв любимую — неизвестно. Но однажды, отправившись с дочкой в пирсинг-салон на её день рождения, он сталкивается с доминатрикс, которая сходу укладывает его на лопатки — во всех возможных смыслах. И с этого момента предпочтения Юхи, какими бы они ни были прежде, обретают вполне определённую форму.

Поначалу он с любопытством погружается в новый опыт, присматривается к непривычному состоянию, ныряет в него. Затем посещение доминатрикс становится для него серьёзным увлечением, которое сокращает до минимума значимость всех прочих ощущений и впечатлений. Всё чаще он посещает подвальное помещение с неоновым светом, всё больше времени тратит на новую эмоцию, которая странным образом граничит с травмирующим его воспоминанием. Кажется, и отношения с дочкой, и работа отодвигаются на задний план, а то и вовсе перестают иметь значение. Юха узнаёт себя заново, заодно прорабатывая старую травму. И чем дальше — тем больше эмоций возникает и у девушки, играющей за деньги роль жестокой госпожи. Нет ни диалогов, ни общения вне строго определённой локации, однако же между мужчиной и женщиной устанавливается связь, пусть и довольно своеобразная. И кто знает, приведёт это взаимодействие к излечению, или же к трансформации?

В свою очередь нам показывают и реакцию доминатрикс — девушку зовут Мона — на нового клиента. Поначалу это просто работа, пусть специфичная и порой довольно опасная (а потому важны чёткие границы, которые девушка устанавливает). Но затем молчаливая покорность и страстное желание нового клиента вернуться заставляют Мону присмотреться к нему повнимательнее. Это нельзя назвать ни химией, ни симпатией, ни сексуальным возбуждением. Они оба будто ищут чего-то совершенно иного. На комментарий коллеги насчёт того, что вместо травматичной работы доминатрикс можно выбрать что-то более простое/обычное, Мона отвечает, что ей «обычное» не подходит, ей это не интересно — что многое проясняет.

Юха, ежедневно спасающий жизни и воспитывающий дочь, не только тоскует по жене и не столько погружён в одиночество, сколько просто устал. Ответственность утомляет — любого. А если есть место, где не нужно ничего решать, где можно снять с себя обязательства (и одежду), переложить ответственность за всё, включая своё тело и даже разум на другого — почему бы не отправиться туда? Да, пусть там Юху встречает доминатрикс — тем не менее, там он выдыхает, там он может испытывать любые эмоции — и не думать о том, как это выглядит со стороны. Вообще ни о чём не думать, а просто отдаваться действу — закрепощающему и освобождающему одновременно.

И Юха, и Мона выбирают другую жизнь, с острыми ощущениями и сильными впечатлениями — их, похоже, просто не устраивает то, что есть или было у них прежде. Или же прежнее утрачено, так что и смысла оглядываться нет. Им не подходит вариант «для большинства» — и именно на этом фоне, в первую очередь, они находят общий язык, даром что это не словесное взаимодействие. Так уж вышло, что иное — шокирующее или отталкивающее, — занимает эту парочку больше, так что и происходящее вовне их практически не интересует. И в этом нет ничего невероятного. Просто выбор, и всё.

Выбор, навстречу которому они открываются, не оглядываясь и не думая о том, какие могут быть последствия или как это выглядит со стороны. Выбор смелых и свободных, или даже выбор безысходных и измождённых. Не столь важно.

Этот фильм — вовсе не о специфичных сексуальных практиках и не о фриках, которые ищут способы развлечься. Это история об одиноких людях, каждому из которых нужен кто-то, кто примет их натуру, странности. Примет без учёта прошлого и будущего, примет здесь и сейчас — и не станет задавать вопросы или париться на тему нормальности. История о людях, которые выбирают нечто иное — в отличие от большинства. Но это вовсе не значит, что они принципиально отличаются от всех остальных. Просто они делают другой выбор.

В кино с 12 декабря.

Об авторе /

Шеф-редактор