Вверх

Сквозь замочную скважину. «Ван Гоги» Сергея Ливнева

После более, чем двадцатилетнего молчания в режиссуре Сергей Ливнев, сценарист «АССЫ», возвращается на большой экран в качестве автора. «Ван Гоги» — это глубоко личная картина о творчестве, семье и любви, граничащей с ненавистью.

Виктор (Даниэль Ольбрыхинский) — прославленный дирижер. Когда-то он работал в лучших консерваториях мира, но теперь неумолимое время взяло свое, и Виктор доживает последние дни в небольшом домике на побережье Балтики. Старческая немощь и прогрессирующая болезнь уже дают о себе знать, и проводить отца в последний путь приезжает Марк (Алексей Серебряков). Он всю жизнь провел в тени великого родителя, и потому не достиг больших высот ни в творчестве (он одаренный, но не успешный художник), ни в личной жизни (ему уже пошел шестой десяток, но семьей он так и не обзавелся).

Отец пожертвовал семейным счастьем в пользу карьеры, а сын был вынужден расплачиваться за эту жертвую. Так что его возвращение в родительский дом и последующее примирение с отцом не пройдет легко ни для одного, ни для другого.

Сергей Ливнев в свое время ворвался в отечественный кинематограф, написав сценарий для эпохальной ленты Сергея Соловьева «АССА». Позднее он попробовал себя и в режиссуре, поставив картины «Кикс» и «Серп и молот», после чего надолго ушел в продюсирование. В этом качестве он пополнил свое портфолио самыми разнообразными фильмами, начав со «Страны глухих» и дойдя до «Ржевского против Наполеона» и «Статус: Свободен». И вот, спустя долгие годы Ливнев вновь у руля. Что же побудило того, кто почти четверть века занимался продюсированием кассовых картин зачастую сомнительной художественной ценности вернуться к истокам и заняться очевидно неприбыльным авторским кино? Помимо чисто человеческой усталости от работы над одноразовыми комедиями, триггером стала не менее человеческая история, долгое время таившаяся где-то глубоко внутри, маячившая на периферии внимания. То, что человеку уже давно хотелось сказать, вернее, высказать, но каждый раз он лишь прятал это все глубже. Пока однажды не решил завязать с продвижением бесконечных «Любовей в большом городе» и не превратить долгие годы пожиравшее его изнутри нечто в художественное произведение.

Ключевая составляющая фильма, его фундамент — это личные переживания автора. Картина глубоко интимна, и чувство, будто ты заглядываешь в замочную скважину и видишь то, чего видеть не должен был, не покидает в течение всего просмотра. Погружению в историю способствует и выдающаяся игра актеров — центральный конфликт между героями Ольбрыхинского и Серебрякова сыгран максимально жизненно. Происходящему веришь настолько, что в определенный момент возникает желание извинится и тихо закрыть за собой дверь, чтобы не мешать разбираться в чувствах людям, десятилетиями мечущимся между любовью и ненавистью друг к другу. И, как и сама жизнь, картина не дает четких ориентиров, не выясняет, кто прав и кто виноват, не дает она и ответа на вопрос, что делать. Она просто показывает сравнительно небольшой отрезок истории через призму чувственного восприятия ее действующих лиц. Людей, жаждущих не славы иденег. Людей, чьи желания, как и у автора, лежат в иной плоскости — они ищут душевного равновесия, счастья и любви.

Ким Ки Дук снял свой последний фильм, чтобы перестать ненавидеть людей. Хочется верить, что и Сергей Ливнев получил то, зачем снял «Ван Гогов».

Уже в кино.