Вверх

Синдром синдрому рознь

Про стокгольмский синдром, кажется, знают (или, по крайней мере, слышали) все. Однако, это не про сексуальное расстройство или бдсм, или типа того.

Это простая история банковского ограбления, которая закончилась тем, что заложники подружились с грабителями и даже у кого-то из них побывали на свадьбе.

Суть синдрома — как раз в симпатии заложника.

Берлинский синдром, как вы понимаете, история аналогичная.

 

Фильм снят австралийским режиссером Кейт Шортланд по одноименному (дебютному, кстати) роману Мелани Йоостер. Знаю, когда в создателях фильма числятся женщины, сразу возникают сомнения. Но тут все не так, как можно себе изначально представить.

В главных ролях — Тереза Палмер и Макс Римельт, играют ребята хорошо, и этот фильм стал серьезным дополнением к их фильмографии.

Прокат фильма на территории нашей страны осуществляет компания «ПРОвзгляд», именно благодаря их представителю у меня оказалась просмотровка.

Ну что ж, такие фильмы отечественный зритель встречает с довольно своеобразной реакцией, и угадать с прокатом довольно непросто. Но раз уж прокатчики решились, то спасибо им большое.

Начну с того, что фильм довольно долгий: почти два часа.

И это совсем не тот род триллера, когда все быстро и динамично развивается. Точнее, так: события развиваются быстро, но это не триллер-экшн, а триллер-драма, где весь упор идет на созерцание ситуации, на вникание в реакцию персонажей.

Так что нужно быть готовым погрузиться в это туристически-наблюдательное настроение, ибо главная героиня приехала изучать Берлин, и мы вместе с ней.

Как всегда, завязывается романтическая история: встреча, обмен взглядами и парой фраз, и вот уже вполне себе понятное завершение вечера маячит на горизонте. Но вечер оказался довольно долгим для девушки, даже слишком.

Тут нет разбора полетов на тему того, кто плох, кто хорош, кто болен, а кто нормален — это фильм про отношения. Да-да, отношения, идеального портрета которых в мире никогда не было и не будет, и которые каждый строит как может. Даже непонятно, есть ли в этой истории жертва, и кто из героев пострадал на самом деле.

Каждая ситуация, изображенная в ленте — это тонкая грань между согласием и ненавистью, где в игре «кошки-мышки» постоянно перераспределяются роли. Ни единый момент нельзя предсказать: так что тут есть, пожалуй, тот самый саспенс, который для Мастера Хичкока был так важен. Захватывает как следует, и неуютно, сидя на мягком диване, наблюдать за этой непростой драмой с двумя то конфликтующими, то примиряющимися лагерями.

Об авторе /

Шеф-редактор