Вверх

«Счастливый город»: нуар, антиутопия, коррупция, любовь, обида, меланхолия

«Счастливый город» («Cities of Last Things») — последний фильм тайваньского режиссёра из Малайзии Хо Ви-Дина. По форме содержания — это триптих, охватывающий три временных пласта жизни персонажа в обратной хронологической последовательности. В 2018 году на кинофестивале в Торонто фильм выиграл приз жюри в секции «Платформа». Спустя год ленту может посмотреть на Netflix каждый. И если попытаться охарактеризовать фильм ключевыми словами, то это — нуар, антиутопия, коррупция, любовь, обида, меланхолия. Но обо всём по порядку.

Пролог «Счастливого города» сразу же берёт быка за рога. Мы видим свободное падение с небоскрёба мужчины, причём всё это под звуки не совсем уместной китайской песни в жанре ритм-энд-блюз. Позже поймём, что это метафора по отношению к жизни главного героя. Здесь мы находимся в ближайшем будущем, где сразу же начинают вещать лозунгами о негативности самоубийства и том, какими люди должны быть позитивными. Вот она — антиутопия, понятно и без всяких технологических штучек.

Где-то в Тайваньском пропитанным неоном городе по улочкам бродит Чжан Дон Лин (Джек Као). В мыслях обида, опустошение и злость. Он выясняет отношения с женой, с которой вот уже 30 лет никак не разведётся. Встречается с дочерью, которая вот-вот уедет. Проводит время с иностранной проституткой (Луиз Гринбер), которая, кажется, кого-то из прошлого очень сильно напоминает. И наконец, жёстко мстит в больнице государственному чиновнику, прикованному к постели.

 

Но в первой части фильмы все эти события ещё логически не объяснены, поэтому всё внимание зрителя приковывается к деталям будущего мира. По городу летают дроны. Благодаря имплантированным идентификационным чипам в тела людей полиция оперативно реагирует на криминальные происшествия. Клонированные секс-работницы. Наконец, люди пользуются омолаживающими препаратами. Кажется, через несколько десятилетий всё это и вправду реализуется в нашем мире.

Во второй части несколько десятилетий назад Чжан Дон Лин (Ли Хунчи) — молодой полицейский. Он застаёт свою жену за изменой, узнает о коррумпированности своего босса, встречает прекрасную французскую клептоманку. И всё это за один день, главный день в жизни Дон Лина. Пожалуй, вторая часть является самой лучшей. И дело не только в том, что нам раскрывают мотивацию героя, но и в потрясающей зернистой неоновой картинке. Стараниями оператора Жан-Луи Виалара, снявшего фильм на 35-мм плёнку, создаётся ощущение приятного нео-нуара. Герою предстоит испытать, кажется, весь спектр эмоций за столь короткий промежуток времени. Мир останавливается, а главный герой ещё не знает, кем станет. Яркая игра Луиз Гринбер (Ара, французская клептоманка) придаёт части ту самую обречённую романтику из фильмов Вонга Кар-Вая.

 

В третьей части 17-летний Чжан Дон Лин (Шей Чан-Ин) крадёт скутер и впоследствии в отделении полиции знакомится с эффектной женщиной по имени Большая Сестра Ван, изменившей жизнь юноши. В заключительной новелле история полностью раскрывается. Гнев и обида сменяются на боль и горе. После разговора о матери подростка эмоционально и душевно проникаешься к главному герою, ловишь вселенскую меланхолию.

Что интересно, режиссёр снял каждую часть не только в разном жанре, но и в разное время года. Научная фантастика происходит зимой. Романтический нео-нуар — летом. Душераздирающая драма — весной.

Хо Ви-Дин с помощью кинематографического языка, смешивая несколько жанров, исследует социальные изменения в мире через историю одного маленького человека.