Вверх

Сбитый пульс жизни: «Аритмия» Бориса Хлебникова

Прежде мне не доводилось присматриваться к работе Яценко, как и к игре Горбачевой — и уж точно прежде (увы) не смотрела ни одного творения Хлебникова.

И состоялось, между прочим, удачное знакомство.

Лента повествует о враче Скорой помощи, который разрывается между работой, семьей и попыткой обрести внутренней спокойствие на пересечении между первым и вторым. Это очень сложно: каждый день случаются вещи из разряда «очевидное-невероятное», и Олег, тот самый врач, старается справиться с довольно тяжелой работой, как может.

А после работы старается, как может, забыться.

На этом и его бессилии после смен возникает разлад с женой, однако, наш доктор не обращает на это внимание.

Проблем в итоге становится больше. Сменяется начальство, спасенные жизни ставят под угрозу его квалификацию и работу в целом, а начальник притворяется менеджером и вводит новые невероятные правила.

Наблюдать за работой «скорой» — это очень тяжело. Половину фильма зритель следит за разъездами врачей, под шутки, издевки и крики больных, с опасными ситуациями и страхом, с беготней по лестницам и пробками, с нелепыми обвинениями и странными правилами работы по реформе. В это не верится: кажется, врач вот-вот должен плюнуть на все — и свалить в закат под бодрые крики неадекватных обвинителей… Но он продолжает спасать.

Еще сложнее наблюдать за тем, как одна сфера жизни всей тяжестью наваливается — и придавливает другую, не менее важную. Есть работа — нет времени на отношения. И чем рабочий день был сложнее и дольше, тем выше стена между главным героем и его женой, между ним и спокойствием, между ним и нормальной жизнью. Невозможно просто доработать смену — и прийти домой вот так, не перемолов все увиденное и услышанное в себе. И чем дальше — тем хуже.

Кажется, что и ситуация безвыходная, и врач скорой вот-вот сдастся.

Выстроить ровный путь, нормальную жизнь у Олега в показанный нам период никак не выходит. Действительно получается неровный, неправильный, какой-то весь кривой и косой пульс жизни — у жизни главного героя будто бы аритмия. И, что ни делай, все только хуже. Пытаешься наладить одну сферу — другая летит ко всем чертям, и так по кругу.

Глядя в растерянное лицо Олега, едва ли можно сдержаться от жалости, от сочувствия, от желания помочь советом или потрепать по плечу. Даже просто обнять.

В такие моменты в его лице — все врачи «скорой», все несчастные люди, преданные своему долгу.

А в тем моменты, когда Олег и его жена Катя общаются на тему их отношений, когда изо всех щелей прет бытовуха, дикое недопонимание, разрыв понятий и принципов, — ощущаешь уже не сочувствие, а разочарование. Человеческое разочарование об ушедших разрушенных отношениях, о любви, которую разводят по краям баррикад и которая никого и ничто не может спасти. Эти сцены, эти диалоги, закрытые двери, споры, поставленные условия — их знают все. Их все уже видели. И всем нам об этом напоминают, чтобы и дальше знали и помнили.

Однако, не все так просто. В безвыходных ситуациях решения можно принимать иные, непривычные. А иногда эти решения и вовсе приходят, откуда не ожидали — но приходят.

До самого завершения истории не можешь понять, каким же оно будет — решение по поводу сложившейся жизненной ситуации. Не понимаешь, к какому концу (а может, началу?) это все приведет. И есть в этом легкая интрига.

Но все же, фильм при всем этом беспросветном круговороте проблем и сложных ситуаций — не чернуха, не жесть. Это нормальный фильм об обычных людях. Это фильм об отношениях. О несовершенстве каждой из работающих в нашем (да любом) государстве систем. О человеческом факторе и о том, что быть человеком — всегда важнее. Важнее всего.

Об авторе /

Шеф-редактор