Вверх

Русский бунт. «Завод» Юрия Быкова

После пятилетнего отсутствия Юрий Быков возвращается на большой экран. В новом фильме режиссер поработал с уже привычной фактурой, сняв мрачную криминальную историю о выборе, на который человека толкает нелегкая жизнь в российской провинции.

 

 

Завод железобетонных изделий в небольшом городке больше не приносит прибыли, и его собственник — местный олигарх Калугин (Андрей Смоляков) — решает объявить предприятие банкротом, лишив сотрудников не только положенной зарплаты, но и перспектив на будущее. Отчаянное положение толкает группу рабочих во главе с бывшим военным по прозвищу Седой (Денис Шведов) на преступление — они похищают Калугина и в ожидании выкупа запираются с ним в одном из корпусов завода. Ситуация обостряется, когда в дело вступают сотрудники частной охраны олигарха под предводительство Тумана (Владислав Абашин), люди куда более поднаторевшие на криминальном поприще.

 

То, что «Завод» — это фильм Юрия Быкова, можно сказать, даже не заглядывая в титры. По всем параметрам, от мрачного сеттинга и общей атмосферы безысходности российской глубинки до мотива противостояния простого народа и власть имущих — это плоть от плоти произведение своего автора. Пятилетняя пауза в авторском кино и противоречивые результаты в кино для масс не остудили пыл режиссера, он продолжает разрабатывать излюбленную тему маленького человека, незначительной детали в большом и порочном механизме, решающей бросить этому механизму вызов, несмотря на очевидный риск быть им же раздавленной.

 

 

Смысловой стержень фильма — тот же, что и в ранних фильмах Быкова, — изменился лишь масштаб. Сказался ли опыт в «большом» кино или желание режиссера бросить себе своеобразный творческий вызов, но «Завод» для фильма Быкова непривычно многолюден. В предыдущих картинах развитие истории было показано через одного персонажа, он один двигал сюжет, и лишь его действия имели принципиальное сценарное значение. В «Заводе» таких персонажей три, а если добавить к ним постоянно присутствующих в кадре персонажей второстепенных, то число переваливает за десятку. В этом обилии действующих лиц неизбежно редуцируется глубина каждого из них, а их истории, мотивы и полноценное раскрытие приносятся в жертву основному конфликту. В итоге ловишь себя на мысли, что для того, чтобы сопереживать доброй половине героев, ты вынужден додумывать их линии, опираясь на собственный жизненный опыт и персональную степень развития эмпатии.

 

 

Но плоскость второстепенных персонажей — это полбеды. Тройка основных действующих лиц также глубиной не блещет. Как протагонист, так и его противники весьма архетипичны, если не сказать стереотипны. И олигарха с его околораскольниковской риторикой, и его верного, но сомневающегося охранника, и бывшего честного вояку, решившего сражаться с ветряными мельницами системы, мы уже где-то видели. Некоторая вторичность персонажей могла бы совсем загубить впечатление от просмотра, если бы не впечатляющая работа с кастом и самоотверженная игра актеров. Стопроцентное попадание в образы оживляет весьма предсказуемый и типичный для режиссера сюжет, придавая истории необходимую глубину и заставляя таки сопереживать даже стереотипным героям.

Добавить к этому достойную работу оператора и неожиданно противоречивый финал, и получится не безгрешное, но заслуживающее просмотра зрелище, любопытное продолжение условной быковской «донкихотской» серии, начатой в «Майоре» и «Дураке».