Вверх

Попсовый мир победил: «Vox Lux»

Главная героиня фильма Селеста (Натали Портман) стала жертвой акта школьного массового убийства, ей удалось выжить и на вечере скорби она решает выразить свои эмоции через музыкальную композицию. Всплеск известности. Индустрия тебя подхватывает, карьера начинается. Но вот текст песни сочинила не сама Селеста, что было бы искренне и логично, а её сестра Элеонор (чудная Стэйси Мартин).

Это второй фильм 30-летнего режиссёра Брэйди Корбета, и ему уже второй раз подряд удается разделить публику на две части. В этом у него есть талант, но талантливым режиссёром его пока тяжело назвать.

Первый фильм Корбета — «Детство лидера», в котором речь идет о становлении диктатора через беспричинную детскую жестокость. И, видимо, режиссера так заинтересовала тема формирования личности, что «Вокс люкс» тоже посвятил этому. Оба фильма мне не понравились, хотя стилистически «Детство лидера» — интереснее.

Помимо этого, кинокартины соприкасаются с чем-то мистическим и таинственным, точнее, их главные герои находят свою сущность через принятие или отрицание потустороннего опыта. Так, в «Детстве лидера» мальчишка совершает свой первый насильственный акт со словами отрицания бога и веры, а Селеста (Vox Lux) идёт по несколько иному пути.

«Вокс люкс» обманчиво может показаться претенциозным. Такого «ругательства» заслуживают фильмы с большей степенью провокационности, но картине явно этого не хватило, а стилистического пижонства особо и не было (документальными вставками уже мало кого удивишь).

Фильм скорее удобный, и в нём довольно легко считываются главные темы: размышление о поп-музыке как о сопряженном элементе капиталистического мира и — о терроризме как об ужасной плате и реакции на супер либерализм. Стоит отдать должное Корбету — ему удалось-таки вшить это в сюжет занятнее, чем я описал, но от общей картины всё равно веет жутким графоманством.

А Натали Портман молодец, что так сыграла функцию. В хорошем смысле. Думаю, Корбет этого и добивался от неё: поменьше глубины и человечности, побольше театральных гипертрофированных эмоций и макетности. Джуд Лоу в роли продюсера или своего рода Мефистофеля немного не попал — слишком много собственной харизмы, видимо.