Вверх

Опыт Диких ночей. Часть 1. «Умри, чудовище, умри», «Вор», «Семена»

После посещения трех показов хоррор-фестиваля Дикие ночи, организованного CoolConnections и Garage Screen, делюсь впечатлениями об увиденном.

Умри, чудовище, умри/Muere, monstruo, muere (Аргентина, Франция, Чили, 2018)

Аргентина, Анды, деревушка. Полиция расследует дело убитой женщины, подозревают мужа — до тех пор, пока преступление не повторяется. В центре сюжета — Круз, по личным причинам заинтересованный в поимке убийцы. Он ведет поиски, строит догадки и… рисует. Второй главный герой — муж второй жертвы, он же новый подозреваемый. Каким-то неведомым образом мужчины оказываются связаны, и дело сильно запутывается. Миражи, видения, бессонница, помутнение рассудка, странные совпадения и звенящая тишина посреди нескольких гор, будто зеркально друг друга отражающих… Атмосфера оторванного от мира и времени поселения вкупе с довольно фантастическими деталями убийств плюс довольно неспешное повествование создают в целом ощущение какой-то сказочной страшной истории. То ли имеют место мифы вперемешку с этническими особенностями, то ли это режиссер решил от реализма с кучей натуралистических элементов окунуть зрителя в издевательскую фантасмагорию — непонятно. Не сказать, что завораживает, хотя особенности персонажей вполне себе занимательны. И не сказать, что отталкивает спрятанная за множеством странностей пустышка — это и не пустышка вроде. Однако заключить, что рассказанная история — конкретного рода произведение, один определенный жанр или высказывание, нельзя. Мало кому зайдет этот хоррор, даже с учетом лихого поворота в последней трети фильма. Но любопытен он стопроцентно.

Изображение настоящего монстра настолько нетипично, что походит на издевательскую шутку: кажется, режиссер полтора часа держал всех в напряжении, показывал отвратительные детали, неприятные и порой даже мерзкие, путал, водил за нос, заставлял строить теории — чтобы затем в голос поржать над реакцией. Хоррор внезапно превращается в шутку над всем, что мы привыкли называть хоррором. Кульминационный момент будто смешивает несколько жанров в один — дабы окончательно смутить зрителя и постебаться над ним. И это круто, потому что нельзя всерьёз воспринимать такие истории, такие фильмы — это не интеллектуально-психологический триллер, а некоторого рода исследование разового помешательства одного или нескольких людей в отрезанной от цивилизации деревушке на фоне страшных фантастических событий.

Вор/Schächer (Швейцария, 2018)

Очень красивый короткометражный фильм-притча, где все происходит в одной локации и в рамках двух дней.

В прекрасный уютный дом пожилой пары вламывается посреди зимней ночи вор. Что дальше — смысла рассказывать нет, иначе и смотреть смысл потеряется.

Но стоит знать, что всё повествование целиком — очень любопытная и не самая очевидная метафора. А приятно сконструированная постановка, раскадровка, цвета, интерьер заставляют любоваться происходящим даже в тот момент, когда в кадре нет людей.

Семена/Seeds (США, 2018)

Что ж, хоррором этот фильм назвать нельзя — он слишком красивый, плавный и чувственный. Это и не триллер, хотя сам режиссер назвал ленту смесью «Лолиты» и «Сияния», а жанр последнего вполне известен. Да, пожалуй, элементы этих двух историй переплетены в «Семенах», но это не повтор и не смесь отсылок, а новое и самостоятельное произведение.

К Маркусу приезжают племянники Лили и Спенсер на время отъезда родителей. И если Спенс еще мал, то его старшая сестра — уже вполне сформировавшаяся девушка, которая, кажется, испытывает к дяде неродственный интерес.

Нам показывают их совместный досуг, и параллельно мелькают кадры воспоминаний вперемешку с пугающими темными снами Маркуса.

Кто знает, почему он так мучается? Произошло ли что-то в прошлом или же он боится того, что еще только может случиться? Так или иначе, похоже, что это сводит его с ума: мрачные мысли, тяжелые сны, искушение, подкрепляемое раскрывающим объятия навстречу всем соблазнам летом, алкоголь… С каждым днем ему всё тяжелее находиться рядом с племянницей, все страшнее находиться в доме, в который, кажется, пробрался монстр. Он путается в событиях, которые вполне могут оказаться иллюзией, и его метания по собственноручно созданному лабиринту сомнений завораживают. Триллер ли это — вопрос, но совершенно точно — локальная драма одного конкретного человека, разворачивающаяся в красивом доме и посреди впечатляющих пейзажей.

Следующий показ — 16 июля, это будет фильм «Домашний режим» (Domestic) совместного производства Чехии и Словакии. Полагаю, он будет не менее любопытен.

Об авторе /

Шеф-редактор