Back

Кто тут олень?

Лента «Убийство священного оленя» была награждена в Каннах в 2017 году за лучший сценарий золотой пальмовой ветвью. Я вообще любитель смотреть фильмы, показанные в Каннах, и рассуждать, стоил ли фильм такого пристального всеобщего внимания — или это так, толерантность своеобразного жюри… При этом, правда, я совсем не хочу рассуждать о фильме «Квадрат», победившем в Каннах: я не насмеялась вдоволь, не нагрустилась вдоволь, да и, в целом, никаких сильных эмоций у меня этот фильм не вызвал — кроме момента, когда автомобиль Tesla был безжалостно поцарапан в процессе побега. Вот это реально было больно (да поймут автомобилисты).

Но вернемся к нашим оленям.

Очень хотелось посмотреть этот фильм пораньше (в кино он будет с февраля).
Ждала я от него большего или иного (пока не определилась), чем в итоге вышло. Иногда сидишь после просмотра и вникаешь: я тупой и чего-то не понял, или же идея катастрофически проста? Кто здесь олень: я или все остальные? А фильм, в конце концов, напомнил мне, что ожидания — то, что оправдывать нельзя ни в коем случае.

Специфичное авторское кино отличается специфичной операторской работой. Здесь угол съемки бывает поразительно неудобным для зрительного восприятия. Вообще, эдакий перманентный дискомфорт — особенность, которая у меня ассоциируется с фильмом в первую очередь. Вам неудобно сидеть и смотреть — как бы вы ни расположили конечности. Кажется вечно, что что-то мешает, что устали глаза, что фильм слишком долгий, что время застыло, что спина сейчас отвалится, что руки не слушаются. Сидишь — и недоумеваешь: это я такой или это фильм такой?
Фильм.

Если вы ждете активных действий — забудьте. Он не про экшн, и почти без интриги. Мы видим вполне успешного хирурга. Его жена во всем — с ним. Их дети приятны, опрятны, послушны и иногда излишне откровенны. Они открыты миру, даже если он опасен, даже если его нарисовали родители, и даже если в мире нет им места. Кто из родителей тиран, не сразу понятно. Может, оба. А может, тирании здесь не место — и она приходит извне. Так или иначе, весь фильм держится гнетущее чувство, будто все движется не туда, и трагичный исход совершенно неотвратим.

К кардиохирургу наведывается парнишка. Специфичный, немного нервный. Он будто пытается заслужить внимания, доброты, уважения от доктора. Как будто незаконно рожденный ребенок. Доктор отмахивается, иногда даже приходит а ужин или дарит подарок. Жалкая история, не трогательная. Особенно когда выясняется, что их связывают отнюдь не добрая симпатия или светлые воспоминания.

Пока доктор спокойно себе живет, оперирует, болтает с детьми за ужином, другая семья страдает о потере. Как вдруг вселенная уравнивает счет: у сына мистера доктора отнимаются ноги, мальчик не может ходить и теряет аппетит. Никто не может найти причину, и семья начинает страдать, паниковать и строить странные гипотезы. Но теоретикам можно отдохнуть, потому что все просто: все рано или поздно платят за свои ошибки.
Ошибаются ли врачи? Кто знает…

Рассказать, при чем тут олень?
Режиссер фильма — грек, а древнегреческие мифы — лучшие правдивые сказки на свете, смесь легенд, притч и религиозных страхов.
Агамемнон на охоте убил лань, посвященную Артемиде. За это он должен был принести богине в жертву старшую дочь, настоящую красавицу, Ифигению. Пришлось. Потому что за все надо платить.
В последний момент Артемида сжалилась над красной девицей — и та стала жрицей при храме богини.

Сюжет ленты «Убийство священного оленя» имеет мало общего с сюжетом цепочки мифов об Агамемноне. Но отсылка есть, хотя и она, по сути, не из мифа исходит. Просто за все надо платить. Специально или случайно ты ошибся, застрелил или только ранил эту дурацкую лань, священна она или нет — платить все равно пришлось бы.

И нет, если вы думаете про спойлер, это не он. Никто никого не убивает. Нет никакой богини. Есть расплата. И сам факт готовности к ней — часть священного долга Агамемнона, его жертва.

А, и напоследок. Если про актерску пару Кидман — Фаррел все понятно еще с выхода в прокат летом «Рокового влечения», то парень, сыгравший частого гостя мистера доктора (Барри Кеоган), появившийся эпизодичо в «Дюнкерке», здесь действительно развернулся как следует. Отдельно отмечаю, что сыгранный им персонаж не каждому дается.

About the Author /

Шеф-редактор

Post a Comment