Вверх

Не шмуль меня! «В прах» Шона Снайдера

Шмуэль — хасид с двумя детьми и только что безвременно ушедшей женой. Он ортодоксален до мозга костей и поёт в синагоге, однако когда с ним случается настоящее горе, он перестает петь — и пытается справиться с ним любыми доступными (и не всегда кошерными) способами.

Что вам придёт в голову первым делом? Алкоголь, скорее всего. Нет, не то. Не работает.

Похороны происходят меньше, чем через сутки после смерти— не факт, что кто-либо успел попрощаться с Ривкой (так зовут усопшую), что уж говорить о вдовце, которому тяжелее всего. Шмуэля мучают сны, где он видит разные части тела жены. Раввин рекомендует ему что-то из серии «верь, молись, живи», и это не работает. Мать Шмуэля рекомендует начать потихоньку избавляться от вещей и рассказывает, как она справлялась со смертью отца семейства. Это тоже не работает. Шмуэль приходит в колледж…

Он решает выяснить, как выглядит процесс разложения — дабы удостовериться, что жена слилась с землей, а душа её свободна. К несчастью для Альберта, горюющего хасида приводит к нему прямо на урок недоумевающий секретарь. Альберт — преподаватель естественных наук и, как наивно полагает Шмуэль, тот расскажет ему о всех этапах разложения человеческого тела. И тогда всё станет на свои места, и о духе жены можно будет не волноваться.

Всё оказывается не так просто, и Альберту приходится поучаствовать в довольно нетривиальном исследовании вдовца на тему смерти. Сначала преподаватель просто не может избавиться от назойливого и любопытного товарища, затем уже смиряется со своей участью, и, наконец, всё-таки начинает сочувствовать Шмуэлю. Параллельно мать несчастного напоминает, что прошел достаточный срок, чтобы вернуться к обычным делам, к воспитанию сыновей, пению в синагоге и, вероятно, даже поиску жены. А сыновья Шмуэля сами берутся за небольшое исследование, дабы убедиться, что отец в порядке. Всё это мало волнует страдальца: он ещё не разобрался до конца, что произошло с его женой после смерти — так что, когда в очередной раз раввин пытается воззвать к здравому смыслу, уговаривая «Ну, Шмуэль» — в ответ он слышит «Не шмуль меня!». И Шмуэль не останавливается, пока не получает достаточно ответов на все свои абсурдные вопросы.

В ленте почти не показан своеобразный быт традиционной еврейской семьи, зато есть много эпизодов, изображающих, казалось бы, абсолютно невозможные для хасида ситуации. Более того, есть в картине неприятные для большинства зрителей сцены, визуально раскрывающие тему смерти с разных сторон — порой красиво, порой омерзительно.

Стоит ещё пояснить, что в этой истории немало юмора, и, будь его хоть чуточку меньше, наблюдать за надгробными скитаниями главного героя было бы гораздо тяжелее. Юмор чёрный, по-британски аккуратно чёрный — и это очень приятная черта фильма. Несмотря на то, что режиссёр Шон Снайдер — американец, ему удается обойти целую кучу возможных клише. А вот тематические кошерные клише он подкалывает: то исподтишка, то во весь голос.

Сценарий фильма — оригинальный, его Снайдер писал сам, основываясь на личном опыте. Десять лет назад он потерял мать и искал способ справиться с утратой в рамках реформистского иудаизма: он пытался понять, что и как происходит, чтобы было проще попрощаться. Как он поведал на Q&A-сессии после показа, у иудеев есть красивый способ справляться с горем: думать о жизни и не думать в терминах смерти о потере, смерти близкого.

И все-таки Шон стал изучать вопрос: отсюда в ленте так много кадров с разложением. Режиссёр нашёл в этом своеобразную красоту.

«Табу и страх оставляешь за границами восприятия, когда пытаешься разобраться, как распадается человеческое тело», — говорит он.

В итоге мы получаем картину чужого горя и поиски решения, казалось бы, неразрешимой ситуации; историю выхода за рамки традиционного и комфортного существования — на примере одного человека, — и историю появления странной, но наверняка крепкой дружбы.

Картина «В прах»/To Dust была показана на открытии 5-го МЕКФ (подробнее — здесь).

Об авторе /

Шеф-редактор