Вверх

Морковь, твердь и вомбаты

Мнение о «LOVE DEATH + ROBOTS»

*Артем просыпается. Комнату в кадре явно давно не убирали. У него сильное похмелье. Спал он в одежде. Зевая и морщась, он подходит к раковине и наливает стакан воды. На обратном пути к дивану, на котором он спал, от глотка воды его отвлекает звонок на мобильный.

— Да, слушаю. Ммм…кто это? Нет…Ммм…точно! — он улыбается. — Да. Да, только проснулся! Конечно помню! Ха-ха-ха! Алина тебя зовут… Вот видишь. Ага… Да, почему бы и нет!

Артем смотрит на часы, после протирает глаза. Снова зевает.

— Да, давай через час. Конечно! Да не начинай, уже собираюсь… Угу.

Он кладет трубку и смотрит на стакан полный воды. Ставит его на стол и выходит из комнаты. Камера фокусируется на стакане.*

Среди множества вариантов, как написать эту и не рецензию, и не очерк, и не эссе, я выбрал самый претенциозный. (Действительно, с чего бы это.) К концу вы поймёте, почему — если, конечно, дочитаете.

«Любовь, смерть и роботы» — пустышка. Казалось бы, на этом можно и закончить, но нет! Я еще потреплю ваши нервишки своей желчью. Да, именно пустышка. На которую повелось овер и еще 9000 разного рода ценителей прекрасного. В этом виноваты не люди. Рыночек, так сказать, порешал. Стриминговый сервис, название которого вам известно, толкает свои продукты только благодаря своему имени уже сейчас. Да, нормальное явление, когда бренд или имя — это знак качества и залог предпродаж. Но если, допустим, тот же Тарантино  — это имя, которое продает тебе не «продукт», а часть своего внутреннего мира, обернутую в фирменный стиль и сдобренную широким интеллектом, то бренды задвигают тебе именно и только продукт.

*Кадр сменяется. Слышно, как открывается входная дверь. Камера со стакана переходит на общий план. В комнату входит Артем. Видно, что ему неловко. Он скован, хоть и пытается этого не показывать.

— Проходи… Как говорится, не стесняйся.

В комнату входит миниатюрная брюнетка. Нос чуть длинноват, очки, но, бесспорно, симпатичная.

— Разве так говорят? — она широко улыбается.

— Ммм… не бери в голову. Я и так смущаюсь! — он натягивает улыбку, почесывая лоб.

Девушка звонко смеется и присаживается на диван:

— Какие метаморфозы с тобой творятся, слушай! Позавчера ты был рок-звездой. Вчера загадочным писателем… с перегаром. Сегодня как будто айтишник, в квартире которого впервые появилась девушка не на экране монитора.

Артем смущенно улыбается и отводит глаза. Берет стакан с водой со стола, порываясь выпить.

— Тём, давай лучше вина.

— Фууух, я просто боялся сам предложить! — он ставит его обратно и уходит на кухню. Камера фокусируется на стакане. Диалог продолжается:

— Так какое кино ты хотел посмотреть?

— «Скотт Пилигрим против всех»! Видела?

— Нет.

— Бля, у меня нет штопора!

— Я умею открывать пальцем.

— Ну уж нет, Алин, за вчерашнее свое поведение палец сломать должен только я!*

Я не являюсь поклонником анимации. По крайней мере, короткометражной. Да и кино в коротком метре нечасто присутствует в моем меню просмотров. По большей части, из-за своеобразности данного формата. Короткий метр для меня либо хорош настолько, что жалеешь о его быстротечности, либо плох и похож больше на творческую демку, нежели на отдельное произведение.

Именно демкой является каждый из эпизодов проекта Финчера. Это мимолетные зарисовки на тему и без. Настолько скоротечные и разные, что к десятому эпизоду больше похожи на цветастый сумбур. Именно к десятому эпизоду ты начинаешь понимать, что все это бессмысленно.

Сочный и безусловно прекрасный визуал, к сожалению, перестает удивлять в полной мере — потому что осознаешь, что затраченное время не оправдано. Нет, для отдельных эстетов, что смакуют каждый штрих или модель, вгрызаются глазами в исполнение кадра и оценивают правильность каждого использованного оттенка, это, конечно, Клондайк. Но как много среди нас таких? Как показывает всеобщая восторженность, в одночасье все стали ценителями. Только вот никто мне так и не смог адекватно объяснить, в чем же сладостная соль проекта.

*Стакан крупным планом в кадре. Воды в нем осталось половина. Камера отдаляется. Звук в низких частотах, словно сквозь стену.

По мере отдаления камеры он выравнивается и мы можем четко различить крики.

— Ой, да не нужно мне это все!

— Алина, я устал тебе объяснять, что для меня это очень важно. Если ты не подумала своим мозгом раньше и не сказала мне ничего, то я то тут причем?!

— Но я же не думала, что ты такой мерзкий… ханжа!!!!

Артем запрокидывает голову в явно истеричном хохоте:

— Резко ты направление меняешь! — он проносится сквозь комнату, открывает окно и яростными, дерганными движениями закуривает сигарету. Из за окна доносится оглушительный промышленный шум. Оба молчат. Артем со свистом затягивается. Алина сидит на диване и смотрит на стакан.

— Я хотела сказать сразу, но в первую встречу ты был слишком пьян, а на следующий день… ты понравился мне просто…

— Но можно же сделать операцию и все?

— Тогда у меня не будет потомства…

Артем щелбаном швыряет окурок в окно и присаживается рядом с Алиной.

— Но ты ведь погибнешь?

— В этом и весь смысл.

Она абсолютно спокойна, даже безэмоциональна. *

Вообще-то, можно было бы разобрать сюжет каждого эпизода отдельно. Сделать полный разбор. Но, чтобы вы понимали всю тяжесть реальности, разбирать просто нечего.

Досмотрев до конца, я вернулся к обычным делам с мыслью, что мне просто-напросто нечего выделить. Отдельные короткометражки несут, конечно, в себе и посыл, и нарратив. Но либо это просто лёгкий юмор или сатира, либо вроде бы философское размышление. И как же хочется зацепиться, ан нет, пресловутая мысль, что я все это уже видел в других, более интересных, нетривиальных и проработанных способах подачи, никак не покидает голову. На следующий день после просмотра у меня не возникло желания обдумать или обсудить хоть бы один эпизод. И я бы наверное благополучно забыл о проекте, если бы не толпа воздыхателей, пытающихся нашептать мне как же это все круто.

*Стакан почти пуст. В комнате раздаются, рвущие слух, крики. Алина лежит на полу. Вокруг нее лужа крови. Ноги раздвинуты. Артем держит ее за колени. На лице испуг и недоумение.

— Что мне сделать? Блять, я не знаю!

— Аааааа!!!! Ничего…ни…все…ааааа!!! Все нормально…так…сейчас уже…так и должно быть!!!

Алина продолжает кричать. И с каждым новым криком, ее лицо зеленеет, а кожа проступает крупной чешуей.

— Сейчас уже, Тём! Спа…спасибо. Прости…меня.

Артем отворачивается. Раздается мерзкий хлюпающий звук. Алина вскрикивает снова и затихает. Наступает тишина. Через секунд десять Артем все таки поворачивается обратно. У промежности Алины в луже крови лежит нечто зеленое со спутанными щупальцами. Продолговатое, кольчатое тело венчает пара почти человеческих карих глаз.

— Покажи мне его…

Артем, то ли с опаской, то ли с отвращением берет существо и аккуратно передает Алине. Которая теперь уже мало походит на прежнюю, в целом симпатичную, девушку. Она почти полностью покрыта чешуей. Ноги превратились в тентакли. Нос сравнялся с лицом, остались лишь две ноздри-дырочки. Увидев свое порождение она улыбается.

— Артём, спасибо тебе. Пожалуйста, отнеси его туда, куда я просила. Иначе он погибнет.

Артем кивает. Он не скрывает грусти.

— Извини что обманула тебя. Но знай, это начиналось как обман…но… сейчас я очень жалею, что не смогу быть с тобой дальше.

Она передает существо обратно.

— А теперь уходи. Когда ты вернешься меня уже не будет…

Артем молча встает и выходит. Из коридора доносится его голос:

— Ты так и не сказала, понравился ли тебе фильм?

— Скотт Пилигрим? Ха-ха! Очень!

Стакан на столе почти пуст.*

Если бы я принципиально в конце рецензии выставлял оценки, то в этот раз я бы не смог поставить ничего. И дело не в том что «Любовь, смерть и роботы» настолько плох, что не заслуживает и балла. Дело в том, что его просто нет смысла оценивать. Он не является чем-то осмысленным или законченным. Это просто набор рисованных миниатюр, которые не всегда и по отдельности-то смысл имеют.

Если вы еще не смотрели, то советую не пытаться. Хотя, если у вас есть свободное, бесполезное время, которого вам абсолютно не жалко, а интерес слишком уж сильно подогрет, тогда валяйте. Но я вас предупреждал.

Дочитав до конца, вы возможно зададитесь вопросом, что это за херню ты вставил в общий текст?

Эту херню я придумал, наверное, за пару минут и да, это полная херня. Как и любой эпизод «LDR».

*Артём просыпается в пустой комнате. В ней довольно чисто. Он явно с похмелья. Садится на диване и берется за голову. Тяжело вздыхает. Тянется за стаканом, подносит его к губам и понимает что он пуст. Хмыкнув, он встает и идет наполнить его снова*