Вверх

(М)учение — свет

Да-да, для кого учение, а для кого мучение. Кто ученик, а кто мученик…

Речь, конечно, о фильме Кирилла Серебренникова «Ученик», ну или «(М)ученик» — кому как больше нравится. Хотя (М) изначально значилась лишь в названии спектакля в Гоголь-центре. Если вы не в курсе, он был поставлен по одноименной пьесе Мариуса фон Майенбурга, и довольно долго оставался именно сценической работой, и лишь в 2016-м стал экранизацией.

Это неклассическая чернуха без советчины (хотя погодите-ка, она же есть везде), повествующая об излишне религиозном мальчике по имени Вениамин. Религиозном, а не верующем — вот в чем загвоздка. Парень взял на себя смелость и ответственность такого трактования святой книги, которое ему наиболее подходит. На фоне развода матери с отцом и явного неприятия окружающей его в школе серой массы «от мира сего» он все больше от этой самой массы отделялся, отдалялся — пока в конечном итоге не превратился в конченого социопата. Вопрос в том, что он наверняка был таким и прежде, но именно когда нашлось подходящее прикрытие в виде религии (в его случае — православного христианства), он проявил себя во всей красе, дойдя до подстрекательства, ложных обвинений и практически уголовщины.

Пока он хулиганил на уроках, подозрительно вел себя с девушками и вырабатывал дружеские отношения с парнем, над которым все смеются, казалось, что его действительно интересует вера, да все и не заходило слишком далеко. Однако, его потрясающая увлеченность стала набирать обороты, и в итоге стало абсолютно очевидно, что не вера, в самом деле, и не религия (а это разные вещи), и не праведность мальчика для него самого исключительно важны… Эго. Только оно и снова оно — причина всем его поступкам.

Подросток в переломный период может найти себе разные способы реализации и освобождения от агрессии, но при этом любому требуется внимание, понимание и возможность выразить свои эмоции. Вениамин выбрал один из худших вариантов. Пусть так, главное, не цепляйтесь к вопросу религии. Конечно, лучше быть верующим, чем религиозным, а еще — помнить, что если действительно ценные вещи попадают в руки к морально изуродованным людям, они могут стать худшим оружием на планете.

Пожалуй, тут даже локальный случай лжепророка. Но так как я в христианской терминологии не разбираюсь, лучше просто поделюсь, чем же хорош фильм, помимо антипримера — в плане религиозности и в плане переходного возраста. Он хорош потрясающей игрой Петра Скворцова, Виктории Исаковой, Александра Горчилина, Юлии Ауг (все, кроме Петра, «перекочевали» из спектакля), он хорош неповторимой атмосферой российской школы, где преподавательский состав далек от новаторства и вообще предпочитает устаревшие способы работы с учениками (к слову о советчине), он хорош особенным взаимодействием тихого забитого пацана и громкого (но тоже забитого) мрачного мефистофелеподобного оратора, который может склонить кого угодно к чему угодно, он хорош прозрачнейшим (!) намеком на то, что лучше думать своей головой, нежели брать за основу святое писание или прочую базисную литературу.

И — к слову о свете и мучении,- быть самопровозглашенным мучеником вовсе не означает быть приближенным к очищению через страдания. Помните об этом, когда ноете на тему тяжелой жизни.

Об авторе /

Шеф-редактор