Вверх

Ложка дёгтя для капитана Марвел

Котик, второй глаз Ника Фьюри, смешные и трагичные скруллы, лихие (нет) 90-е и много чего ещё ждёт зрителя в новом фильме киновселенной «Marvel», которая на всех парах буквально несётся к финалу своей третьей фазы. Несется красиво, но по большей части бестолково. Разбираемся, что не так с «Капитаном Марвел».

Ответ ли это на «Чудо-женщину» конкурентов или следование веяниям моды, которая сейчас всё больше про феминизм и мужененавистничество, но новая работа студии «Marvel» так и дышит какой-то нездоровой агрессией. Она похожа на бойца, решившего любыми способами выбесить соперника ещё до схватки. Вот только не факт, что она в принципе состоится, но это не так важно: главное блеснуть талантами и перьями, станцевать ритуальный танец и убедить всех в своей мастеровитости. Представление получилось знатное, так уж и быть: с хорошим ритмом, железобетонной Бри Ларсон и юморесками а-ля «Стражи Галактики», но выйти дальше запредельно-фантастического шапито у проекта не получилось.

Главный и самый непростительный прокол фильма, который ожидаемо повлечёт за собой шквал последствий, – отсутствие в нём главной героини. Она, конечно, присутствует в кадре, щедро раздаёт подзатыльники врагам, издевается над молодым и ещё вполне двуглазым Ником Фьюри, а также судорожно пытается вспомнить своё прошлое, но всё это никак не сказывается на её определении. Кто такая Кэрол Денверс? Какая она была и есть? Её образ рисуют смутными флешбеками,  которые на самом деле лишь красивые картинки-клише, и разговорами о её якобы чрезмерном сумасбродстве\ упрямстве\справедливости и далее по тексту. На деле охотно верится только в то, что эта суровая женщина ничего о себе не знает, и, впрочем, знать не очень-то и хочет. А если и узнаёт, то как-то не сильно удивляется. И даже минута единственного эмоционального прорыва главной героини, модно снятого трепетной камерой на фоне закатного неба, отвечает на вопрос как, а не почему.

Всё в этой версии Кэрол Денверс для того, чтобы казаться, а не быть, всё в этом фильме (включая рыжего котика с любопытными пищевыми привычками) ­– чтобы скрыть этот смертельный для такого кино прокол. Отсутствие духовного образа главного персонажа, а значит и возможности понять его и сопереживать ему, может сыграть очень злую шутку со всей киновселенной «Marvel» в дальнейшем, потому что развитие и раскрытие персонажей с человеческой точки зрения всегда было их главным козырев в рукаве, которым можно было покрыть практически все: оплошности логики, чрезмерное шутовство, примитивность основного сценария. Именно благодаря образам Железного человека, Капитана Америки, Чёрной Вдовы, Брюса Беннера, Тора и ко, которые легко могли жить без своих красивых костюмов только за счёт внутренних бурь и сомнений, сложных взаимоотношений и конфликтов, моральных выборов и общей неидеальности «Marvel» в своё время сумел убедить многих, что супергеройское кино это не «бдыщь-ба-бах», а вполне крепкие истории о личностях и преодолении, который достойны внимания и любви. Но вот на горизонте возникает самый сильный персонаж вселенной, вероятный ключ к финалу всей этой великовозрастной оперы в плащах, и… оказывается пластиковым штампом.

Трудно сказать, что подвело создателей картины. Возможно, они увлеклись образом сильной и независимой женщины, забыв учесть, что он уже давно отжил своё, или просто на полном расслабоне решили поиграть с шутками и отсылками, заодно собрав легкоперевариваемую подводку к последним «Мстителям». Что сделано, то сделано, но соль окажется в другом ­– в реакции зрителей. Потому что если такой неуважительный подход к персонажу сойдёт «Marvel» с рук – он вполне сможет повториться, а это очень скользкая тропинка.