Вверх

Французские каникулы в Пионере. «Соблазн» Жюстин Трие

11 июля в Летнем Пионере в Музеоне состоялся первый в этом году показ фильма «Соблазн» (Sybil). Лента участвовала в основной конкурсной программе Каннского кинофестиваля, что само по себе вызывает любопытство — особенно учитывая, что Жюстин Трие исследует в своих фильмах разные стороны женской натуры, и делает это вполне себе занимательно (взять ту же комедию «В постели с Викторией»). В широкий прокат в России «Соблазн» выходит 18 июля. А киноманам Пионер в рамках своих «Французских каникул» предоставляет возможность увидеть фильм 16 июля, за 2 дня до премьеры — на этот раз в открытом кинотеатре в Парке Сокольники (билеты здесь).

Если коротко: Сибил — писатель, лет 10 как ударилась в психологию, но ради писательства решила практику бросить. Вдруг откуда ни возьмись — девушка на грани нервного срыва по имени Марго: звонит среди ночи, рыдает, умоляет о сеансе. Добивается встречи, где Сибил пытается её перенаправить к другому психологу, но под напором шекспировских страстей всех форматов в лице одной юной актрисы (собственно, Марго) решает оставить девушку среди своих редких теперь клиентов — и продолжить сеансы. И книга тут же как-то писаться начинает, появляется вдохновение, силы, идеи…

 

Кто такая Сибил?

Сибил — это такой собирательный женский образ. Она успешна и уверена в себе, красива, молода, хотя есть уже и дети, и своё дело. Есть мужчина, есть сестра, есть идеи. Но всё-таки, когда кадры без предупреждения переключаются, и мы из кабинета психолога вдруг оказываемся в спальне, на улице, в воспоминаниях, мыслях, фантазиях — кажется, что ничего более шаткого нельзя и придумать. Мозаика из тысяч кусочков самых разных сфер жизни, смешанная в каком-то яростном порыве то ли всё забыть, то ли всё спасти. Легко запутаться зрителю. А Сибил и так уже давно запуталась: шутки про психологов, которым нужен психолог — шутки лишь наполовину.

Мы видим героиню за писательством, в обсуждении будущей книги, в кабинете с пациентами, мы видим её воспоминания и то, как они её мучают: есть здесь и история любви, и семейные скелеты, разделенные с родной сестрой. Эдакий вопрос наследия. Мы видим Сибил в разных обстоятельствах, в разных возрастах и состояниях — и никак не можем понять: а сейчас — как? Будто нет ровной почвы под ногами — нет стабильности в жизни главной героини, нет понимания, что за человек перед нами. Сам характер — это слишком подвижная и подверженная влиянию субстанция, рассыпанная мозаика из кучи разнородных элементов. Едва ли удастся собрать из этого всего ровную картинку, и потому за каруселью из довольно разрозненных кадров наблюдать не так-то просто. Еще тяжелее наблюдать за тем, как этот хаос дополняется привнесенным в жизнь Сибил хаосом извне — из жизни Марго.

 

Помимо этого, каждый из оставшихся после решения Сибил писать книги пациентов олицетворяет одну из проблем героини. Есть вот актриса, есть мальчик, есть кто-то еще. Каждый из них — это нерешенная или затоптанная, но все еще реальная проблема Сибил. И, конечно, поначалу кажется, что вот сейчас с этим и тем наша дама разберется — и вот вам красивая развязка красивого фильма. Но — ваши ожидания это ваши проблемы. «Соблазн» вам не сказка, а история вполне реальная, где хэппи-энд подразумевает, что хотя бы никто не умер.

О чем фильм?

Лента «Соблазн» (та же «Сибил», но локализованная) — это тоже собирательная история, в которой разнородные сюжетные линии наслаиваются одна на другую. Более того: жанр тоже мимикрирует под происходящее, он изменчив, как сама Сибил, как её жизнь, надежды и страхи.

У нас несколько героев, помимо Сибил — и все они на неё влияют. Более того: когда Марго дозванивается до неё и, всхлипывая, умоляет о помощи, начинается какой-то детектив. Затем разворачивается драма, когда актриса слишком глубоко проникает в сердце (или мысли? или что ещё?) Сибил, и наоборот: Сибил слишком любопытствует относительно жизни актрисы. Их будто теперь связывает нечто большее, чем просто безымянные полуанонимные сеансы с правилом «что было в кабинете психолога — останется в кабинете психолога». Когда манипуляции и странное взаимодействие двух героинь доходит до предела, начинается комедия. Сибил приходится чуть ли не вмешаться в жизнь Марго — и за этим невозможно следить без смеха сквозь слёзы (слёзы смеха, к слову). Происходящее кажется настолько абсурдным, что порой задумываешься: а может это воображение главной героини — и это она пишет книгу? Однако за одним пределом следует другой, и вот уже мы находимся между комедией и триллером, когда есть опасность потерять рассудок (пожалуй, всем персонажам, находящимся в кадре, это грозило). А потом — снова драма: когда Сибил понимает, что книгу, психологические практики и личную жизнь желательно разделять двойной колючей проволокой. Но это о жанрах.

Что же ещё может происходить, помимо этого калейдоскопа веселья и печали, если не рефлексия: старое-доброе, затёртое до дыр погружение в себя при каждом удобном случае. С одной стороны, в главной героине себя сможет узнать каждая женщина: все эти метания, сомнения, вопрос реализации, тема детей и их воспитания, влияние семьи, соблазны… С другой стороны, наверняка люди, знакомые с психологией, тоже выловят знакомые образы: копание в мыслях пациента зачастую может быть равносильно копанию в себе — и порой за счет решения чужой проблемы можно выплыть на новый уровень в решении своей. Или же сходить к своему психологу, ха-ха (на самом деле, это не смешно). Писатели, которые пишут о реально происходящих/происходивших вещах, наверняка поймут этот момент с путаницей: где реальность, где вымысел, где та реальность, которая может быть вымыслом — и тот вымысел, который хочется превратить в реальность? В общем, три разных направления за всей этой мозаикой угадываются, и они довольно интересны, но смотрим мы на них с берега, иначе бы фильм шел не 1:40, а 3:40, а то и все 5:40.

В чем же копается Сибил? Несчастная любовь, неровные отношения с матерью, воспитание детей, соблазны и плохие привычки. Все с этим знакомы, тут просто надо проработать — и забыть. Но такого страстного погружения в жизнь пациента еще поискать надо — будто у этой женщины нет своей реальной, настоящей, достойной внимания жизни. Или же она просто хочет за счет решения чужих проблем как-то отыграться на своих застарелых и нерешаемых историях, а то и вовсе оправдать их наличие. А может, Сибил и вовсе не хочет признавать, что они есть и с ними надо разбираться? Или писательство её максимально запутало, так что она бросается на поиски идей и сюжета в любую манипулятивную пучину?

Плюс к этому, в кадре есть облик вот этой самой Сибил, которая не может решить некоторые свои проблемы — но отчего-то лезет и пытается решить чужие. Есть Марго, которая пришла за помощью к Сибил, но ей, кажется, не помощь нужна, а просто внимание и слушатель/зритель. И есть еще одна дама, которой, кажется, помощь не нужна вовсе, но которую своим вмешательством Сибил всё равно задевает. Три разных направления, три разных героини с принципиально отличающимися характерами — как пример трех женских типажей/судеб, сошедшихся в одной общей точке на недолгое время.

Кто тут останется в выигрыше (ну или там счастлив, например) — неизвестно. Но вот то, что несчастнее всех будет Сибил — это наверняка.

Зачем смотреть?

Ну, не просто так же фильм был номинирован на Золотую пальмовую ветвь? Помимо того, что в мозаике из многочисленных образов можно узнать себя, тут также можно выловить и облик того или другого знакомого, или же очертания своей личной проблемы. А ещё — пример, как делать не надо. Вдобавок, все эти метания из жанра в жанр, из одной патовой ситуации в другую, затягивают — и вот уже думаешь: ну и как из этого всего можно выпутаться? — и ждёшь, чтобы это выяснить.

И, конечно, стоит полюбоваться на игру Виржини Эфира (сама Сибил), Адель Экзаркопулос (актриса Марго) и Сандры Хюллер (та самая третья женщина, которая не просила вмешательства).

В Летнем Пионере в Музеоне — 16 июля.

В кино с 18 июля.

Об авторе /

Шеф-редактор