Вверх

La vita e bella. «Вита и Вирджиния» Чании Баттон

В свете известных событий, даже само появление на российских экранах фильма о любовной связи британских писательниц подобно глотку свежего воздуха. То ли к женской гомосексуальности у Министерства Культуры отношение либеральнее, то ли дело в самой картине, что во всех смыслах на порядок скромнее «Рокетмена», доподлинно объяснить это появление сложно. Однозначно можно лишь посоветовать посмотреть ее, пока такая возможность еще есть.

Действие фильма происходит в ревущие 20-е в консервативном Лондоне. Вита Сэквилл-Уест (Джемма Артертон), светская львица и популярный литератор, знакомится с Вирджинией Вульф (Элизабет Дебики), автором менее продаваемым, но, как покажет история, более одаренным. Встрече суждено стать судьбоносной: впереди у писательниц десять лет романтических отношений и почти столько же — дружбы. Вульф надолго станет для Виты путеводной звездой в творчестве, а впоследствии посвятит ей свой революционный роман «Орландо».

 

Несмотря на биографическую основу, «Вита и Вирджиния» — не совсем традиционный байопик. Сценарий написан по мотивам переписки главных героинь. Идея перенести на экран письма известных писателей, конечно, не нова, но на фоне клишированных экранизаций статей из Википедии фильм определенно выделяется. Однако в таком подходе есть и подводные камни.

Эпистолярная основа неизбежно накладывает субъективное восприятие событий непосредственными их участниками, острые углы сглаживаются, и поступки героев, показанные их же глазами, неизменно находят оправдание. В случае «Виты и Вирджинии» ситуация усугубляется очевидным трепетным отношением создателей к прототипам своих героев, и те в результате больше напоминают не столько живых (точнее, живших) людей, сколько укрепившееся с годами общественное представление о них. Вульф каждым взмахом ресниц источает гениальность, Сэквилл-Уэст же ходит вокруг нее на цыпочках и говорит о ней исключительно с обожанием.

Из этого же отношения к первоисточнику возникает еще один серьезный минус картины: в ней фактически не происходит ничего плохого. На сложный характер, приступы панической атаки и суицидальные мысли Вирджинии авторы лишь слегка намекают. Как и на проблемы с самооценкой Виты и последствия образа жизни, слишком раскованного для высшего света Англии начала ХХ века. А буквально в следующем кадре героини снова вместе и у них снова все хорошо. Персонажам практически никто и ничто не противостоит: они всегда окружены любящими и понимающими людьми, а с внутренними демонами договариваются подозрительно легко. В итоге история теряет объем и становится уж слишком елейной.

Если же не искать в картине правдоподобия и серьезной драмы, она вполне может понравиться. Это изящная, чувственная история, она красиво поставлена и замечательно сыграна. Дебики и Артертон органичны и отлично смотрятся как вместе, так и по отдельности, а все тот же деликатный подход авторов позволяет насладиться игрой двух прекрасных женщин в красивых интерьерах без лишний переживаний. В целом, зритель, решивший вознаградить прокатчика за решение не выпускать «Роковую страсть. Любой ценой. Сагу», а оставить фильму оригинальное название, недовольным не останется.

В кино с 6 июня.