Back

Кто здесь зверь?

Лента британского режиссера Майкла Пирса впечатлила многих в Каннах в этом году. В центре сюжета — девушка Молл, которая работает гидом. Ее аристократическая семья, заносчивые высокомерные люди, диктует правила игры, которые девушку совершенно не устраивают.

У нас тут снова все происходит на острове где-то между Великобританией и Ирландией. Отделенность от большой земли, как всегда, предопределяет уклад жизни и нравы местных. Все обо всех все знают, и появление нового человека всегда вызывает массу любопытства и недоверия. Кроме того, традиции крепки, а значит, любой либерализм воспринимается негативно.

 

 

Молл отмечает свой день рождения, где чувствует себя откровенно лишней: родители концентрируют внимание на сестре, а главная героиня даже не может нормально выпить за свое здоровье. Она отправляется в местный бар, где знакомится с молодым человеком. Обстоятельства складываются так, что наутро избавиться от излишне внимательного парня девушке помогает тот самый чужак по имени Паскаль, который недавно переехал в здешние края. Завязывается общение, молодые люди интересны друг другу, у них немало общего… И Молл, наконец, кажется, чувствует себя в своей тарелке.

В ту же ночь случается происшествие, в котором пытаются обвинить «чужака». Девушка защищает его, вступает в конфликт с чопорной семьей и уходит из дома.

Это мало кого удивляет — в школе Молл из-за травли стала участницей довольно мрачной истории, отклики которой возникают и по сей день.

 

 

Она знает, что значит быть другим, отличаться от окружающих. Именно поэтому, в первую очередь, она старательно выгораживает … и покинула ради него отчий дом. Мы наблюдаем, как хорошо паре вместе, как приятно им уединиться ото всех, избегая косых взглядов и шепотков. Они строят планы, наслаждаются друг другом, и как бы противостоят социуму, сплотившись в пару. Пару особенных, непонятых, отчужденных от локального сообщества бунтарей. Паскаль приехал на остров один, жил и работал уединенно — это для него привычное и комфортное состояние. И Молл решает не оглядываться на осточертевшие семейные порядки и несправедливые укоры.

Что интересно, семейные отношения в этой картине совсем не представляют ценности — они показаны исключительно с негативной стороны. Так, как видит их главная героиня, бегущая от прессинга и аристократических фокусов чопорных родственников.

Некоторое время спустя главная героиня видит странные сны, в которых происходит необъяснимое и пугающее. Ей начинает казаться, что она причастна к недавнему происшествию, она присматривается к Паскалю, к окружающим. С каждым днем ей все хуже и все тяжелее справляться с собой, так что в итоге приходится проверить свои опасения…

 

 

На этом моменте сюжет получает новый и довольно динамичный виток, так что кажется, будто лента поменяла жанр. При этом кульминацию и развязку новыми не назовешь — их даже можно считать вполне ожидаемыми. Но, тем не менее, от завершающего фильм эпизода получаешь моральное удовлетворение.

В итоге лента ощущается как-то по-особому камерной, красивой и насыщенной. Нет лишнего, нет пустого — действия, диалоги, фон играют свою роль в каждой сцене. Возможно, происходящие до кульминации события покажутся совсем не динамичными, и можно сослаться на то, что это режиссерский дебют. С другой стороны, размеренность вполне может быть решением режиссера увеличить контраст. Чтобы показать, к примеру, разницу между хаотичным максимализмом героини в начале и направленным осознанным максимализмом в конце.

 

 

Почему же «Зверь»?

Несчастный случай шокировал местное население, так что изначально зверь — тот, кто виновен в произошедшем.

Еще одна вариация: зверь — это чужак, живущий на территории местных по своим правилам. Дикий, незнакомый, а потому априори опасный.

Главную героиню тоже можно считать зверем, но в данном случае корни уходят далеко в школьные годы, когда произошел неприятный инцидент. Мечущийся, загнанный, готовый к прыжку.

Ну и, по классике, у ленты есть исторические корни. Режиссер жил на острове, где в 60-70-х орудовал маньяк. Так что фильм является вольной интерпретацией реальных событий. Маньяка так и прозвали: «зверь с острова Джерси».

Тема зверя довольно тонко обыграна — в малых незаметных деталях, в нескольких кадрах, которые можно пропустить, разок моргнув.

И в снах Молл, которые заставляют несколько раз сменить догадки по поводу подозреваемого.

Вот чем еще хорош этот фильм — гадать по поводу виновного приходится вместе с персонажами фильма. До тех пор, пока все не становится совсем уж очевидно.

Интересно в фильме затронут вопрос школьной травли. Главная героиня в одном из диалогов транслирует мысль (скорее, обвинение) о том, что ее поведение в социуме сейчас обусловлено отношением к ней в школе тогда. На что собеседник реагирует негативно, сообщая, что поведение хоть сейчас, хоть тогда — это личный выбор каждого, и на травлю можно реагировать по-разному. Кто-то обозлится и будет огрызаться всю оставшуюся жизнь, а кто-то соберет себя в кулак и примет решение не только не реагировать, но и отказаться от ответной агрессии.

 

 

Атмосфера в фильме определенно не очень комфортная: кажется, будто каждый человек — оторванная от общества частица, и несмотря на островную уединенность, целостности у местного социума будто бы никакой нет и быть не может.
Цветовая схема же, напротив, делает ленту уютной, какой-то домашней, знакомой — кажется, подобные триллеры осенними вечерами дома под бокал крепкого (чая) смотрят. И многие поведенческие вопросы до боли знакомы: все мы знаем, что такое провинция/маленький город, где у стен уши, у деревьев уши, а у соседской калитки — глаза. И потому так отчаянно героине хочется отделиться и показать (хотя бы себе), что она другая.

В целом, картине присущи черты современного европейского кино: камерность, социальная проблематика, поднятие вопроса «я и они» плюс популярная тема некогда произошедших преступлений, а также сильная привязка к географической локации внутри сюжета.

About the Author /

Шеф-редактор

Post a Comment