Вверх

Кто виноват? «Праздник» Алексея Красовского

2019 год для российского кино открылся беспрецедентным актом. Режиссёр Алексей Красовский, известный по фильму «Коллектор», 3 января выложил в сеть своё новое творение — черную комедию «Праздник» о новогоднем торжестве в блокадном Ленинграде.

Этому дерзкому и в некотором роде самоубийственному для проекта жесту предшествовал, как у нас с недавних пор ведётся, скандал с участием вечно чем-то оскорблённых чиновников. Ещё в то время, когда «Праздник» находился на стадии производства, он уже не устроил секретаря генсовета «Единой России» Андрея Турчака, который потребовал не выдавать картине прокатное удостоверение. После этого за ленту взялась и прокуратура, но Красовкий решил не доводить это мракобесие до полномасштабной войны с агрессивно настроенными активистами на передовой и просто выложил своё кино на YouTube, лишив себя возможности заработать, а фильм ­— участвовать в конкурсах, но купив таким образом себе творческую свободу, за которую нынче в наших широтах нужно расплачиваться платить.

В итоге в «Празднике» не нашлось ничего криминального, как, впрочем, и особо выдающегося, но зато благодаря скандалу картину посмотрело гораздо больше зрителей, чем если бы она вышла в прокат.

У фильмов Красовского одна особенность: после их просмотра очень трудно окончательно определиться, понравилось увиденное тебе или нет. Его кино скорее парит между этими нечёткими метками, но парит вполне осознанно, благодаря искусственным механизмам, встроенным в картины в качестве дополнительного двигателя. В таком же состоянии обычно находятся и герои: чётко между зрительской симпатией и неприятием, в стерильном стеклянном пространстве собственных невыдающихся жизней. Но если в «Коллекторе» такому жёсткому наблюдению подвергался только один подопытный, заваливаемый нападками извне, то теперь под колпаком оказалось целое семейство, запертое дважды: в блокадном Ленинграде, а потом в загородном доме, откуда внешний уже полумертвый город для них как бы и не существует.

Мелкие внутрисемейные конфликты персонажей, типажи которых словно выписаны из сборника советских архетипов, плавно перерастают во внешние, когда главной проблемой становятся неожиданные гости  – измученная тяготами блокадной жизни Маша и Виталий прохиндейской наружности. Но столкновения интересов разных классов не сыграют роли опорной точки для картины, с помощью которой можно перевернуть затхлый экранный мир: противопоставление спецпайка и голодной смерти быстро выходит за рамки личных проблем, высокопарно запрыгивая на уровень глобальных, чуть ли не христианских рассуждений. Однако, изрядно помахав оттуда руками и наобещав, что вот сейчас, сейчас эта странная театрализованная постановка в нескольких комнатах и лицах наконец-то разрешиться чем-то значимым, назревшее зерно лопается, а в нём… сгоревшая курица.

Отсутствие единого четкого высказывания по теме совершенно точно превращает «Праздник» в набор жирных намёков современной элите, что, судя по всему, единственное и могло оскорбить чиновников. Режиссёр и не пытался убедить их, что это кино о прошлом, а просто молча дал колким репликам и странным ситуациям самим править бал. И кто же виноват, если всё то, что казалось нам давно прошедшим, пережитым, выболевшим, просмотренным в кошмарах и наяву, оказалось способным так колоть глаза сегодня? Уж точно не Алексей Красовский.

Посмотреть фильм «Праздник» можно здесь.