Back

Красивый прокол

Лента «Пирсинг» — произведение Николаса Песке по мотивам одноименной книги Рю Мураками. В творчестве писателя довольно часто можно усмотреть сходство с Чаком Палаником. Рю даже называют «японским Палаником»: в его романах есть и жестокость, и отвратительные подробности. «Пирсинг» — не исключение, но речь не о книге. Хотя довольно ломаная логика (если не сказать о ее отсутствии) повествования перекочевала и на экран.

Фильм длится чуть менее полутора часов, и его вполне можно было сократить до красивой короткометражки. Артхаусной, малопонятной и яркой. Однако, приходится иметь дело с тем, что есть.

Перед нами — Рид, парень с женой, младенцем и травмой. Он не кажется ни маньяком, ни психом: простой такой мужчина, в меру харизматичный при иных обстоятельствах. Никакой трясучки в руках или бегающего взгляда — разве что усталость. Мы видим его в уже сформированной ситуации: он планирует убийство.

Он едет в некий город, останавливается в неком отеле, готовится. Чтобы осуществить идеально спланированное избавление от нервного напряжения, он решает заказать проститутку. И совершенно случайно получает Джеки— девицу с определенными садомазохистскими наклонностями. Тут все идет не по плану, развивается неожиданно и обрывается на полуслове. За знакомством следует сумбурный набор действий и диалогов, моментов насилия с замешавшейся между романтикой и нежностью.

Не знаю, как насчет качества экранизации: пожалуй, фильм мог быть длиннее и полнее. Но тут режиссер делает все по своему усмотрению, и нам остается лишь смириться.
Жанр также неопределим: это не триллер и не драма, даже не грайндхаус — просто частный взгляд на гипотетическую ситуацию. По ощущениям, Песке просто захотелось снять картину по зацепившей его некогда книге, чтобы посмотреть, что получится и получится ли. Вопрос остается открытым.

Что действительно цепляет — так это картинка. Оператор молодец, эстетическое удовольствие получено. Раскадровка идеальна, цвета пленяют, и ленту вполне можно нарезать под локальную фотовыставку. Но если, например, «Неоновый демон» — красивый музыкальный клип с не очень болезненной шпилькой модельному бизнесу, то «Пирсинг» совсем не кажется завершенным произведением с цельной, хотя и невероятно простой, идеей.

Но есть здесь нечто другое: взаимодействие главного персонажа со своей травмой. Это не очевидная игра в кошки-мышки с уступками или борьбой — Рид идет у травмы на поводу, и даже в критической ситуации не может выбрать сторону. Не может сойти с границы между гипотетической нормальностью и тягой расковырять старую рану и заглянуть внутрь. И Джеки в данном случае — его соблазнительный проводник, то толкающий его в одну сторону, то волочащий в другую. У парня даже не один шанс сделать выбор, но он продолжает колебаться, проваливаясь все глубже в заманчивую темноту.

Итог не наступает, потому как финал неоднозначен — с другой стороны, добравшись до конца, можно совершенно точно понять, что же Рид выберет в следующий момент, не попавший на экран.
Это своеобразное взаимодействие с травматическим опытом, который, засев внутри однажды, так и ждал своего часа выползти наружу в виде девиации. Мы, по большей части, привыкли к совершенно другому экранному воплощению подобных нарушений. А потому наблюдать за внутренним диалогом (если только удастся отвлечься от картинки) довольно интересно, даже если все в итоге покажется совершенно бессмысленным.

 

В кино с 3 января.

About the Author /

Шеф-редактор

Post a Comment