Вверх

It’s the circle of life. «Солнцестояние» Ари Астера

Студия A24, главная надежда американского независимого кино, продолжает набирать обороты. Ари Астер, один из главных творческих активов студии и автор прошлогоднего хита «Реинкарнация», вновь переизобретает хоррор, выпуская полный солнечного света, языческих ритуалов и бэд-трипов фильм о токсичных отношениях и культурном барьере.

Дэни переживает самый травматичный период своей жизни. Одновременно потеряв и родителей, и сестру, девушка погружена в отчаяние и депрессию. Ее парень Кристиан, несмотря на то, что пыл в их отношениях давно угас, стремится подбодрить подругу. Как честный человек, он приглашает ее в Швецию, куда вместе с друзьями собирается на традиционный фестиваль летнего солнцестояния. Но расслабленный отдых в деревенской идиллии прерывается, когда местные жители проявляют гостеприимство весьма экстравагантно.

По заявлениям режиссера, «Солнцестояние» — это его первый хоррор, «Реинкарнацию» Астер позиционировал как «семейную драму». Его слова можно расценить как шутку, если бы не впечатляющая и редкая для этого жанра игра Тони Колетт. Пусть так, но с точки зрения традиционных элементов истории полнометражный дебют режиссера куда ближе к фильмам ужасов, нежели его вторая картина. В «Солнцестоянии» нет ни скримеров, ни зеркал(!), ни темных помещений, ни странного вида детей, нет даже вторжения потусторонних сил и непонятных чудовищ. Зато есть нарастающее с каждой сценой чувство тревоги, давящая атмосфера и напряженное ожидание чего-то зловещего.

Основное действие разворачивается во время солнцестояния, то есть, все пугающие моменты, в отличие от практически любого другого ужастика, происходят при свете дня. Вдобавок отражающегося от белоснежной одежды язычников и светлых стен их жилищ и заливающего все пространство кадра. Попирает законы жанра даже хронометраж. Все происходящее легко могло бы уложиться в полтора с небольшим часа материала, и именно так сделал бы любой другой режиссер. Астер же нарочито плавно ведет повествование, растягивая сцены и смакуя подробности. Снять почти 2,5-часовой фильм ужасов — на такое замахивались разве что Кубрик и Полански. Станет ли «Солнцестояние» классикой, покажет время, но за столь радикальный отказ от всех основных клише (которыми та же «Реинкарнация» была набита под завязку) режиссер точно заслуживает аплодисментов.

Но война против штампов не могла обойтись без потерь. Затянутое повествование местами провисает, некоторые сцены, не представляя особой ценности для сюжета, уводят внимание зрителя и сбивают ритм. Персонажи порой стереотипны, а некоторые из них и вовсе сугубо функциональны. Метафоричность фильма и его центральная идея уж слишком явны и неприкрыты. Медлительные сцены производят двоякий эффект, они погружают в атмосферу и затягивают зрителя в историю (чего, скорее всего, и добивался Астер), но в то же время не сообщают ничего нового, не особо пугают и не вызывают сильных эмоций.

«Солнцестояние» однозначно претендует на новое слово (или, по крайней мере, на авторское видение) в жанре, а возможно, и на культовый статус. Получится ли у него совершить в этом жанре революцию, покажет время. Но, к сожалению, шедевром фильм назвать точно нельзя.

В кино с 18 июля.