Вверх

Иногда они возвращаются. «История игрушек 4»

Они снова это сделали. Вот кого сложно упрекнуть в недостатке оригинальных идей, так это студию Pixar. Тем более удивительным был выход третьей части «Истории игрушек» в далеком 2010 году. И тем большее облегчение испытали фанаты оригинальной дилогии, когда фильм оказался достоин предшественников. И вот, спустя еще 9 лет герои детства вновь передают привет с большого экрана.

Старые друзья возвращаются с новыми приключениями и в обновленном составе. К команде присоединяется Вилкинс, новый любимец маленькой Бонни, нынешней хозяйки Вуди и Базза Лайтера. Сделанный буквально из мусора, он не чувствует себя своим в компании игрушек и все время норовит вернуться в бак с отходами. Видя, как много он значит для Бонни, Вуди прикладывает все возможные усилия, чтобы помочь новому товарищу адаптироваться и стать полноценной игрушкой. История набирает обороты, когда во время семейного путешествия Вилкинс сбегает, а легендарный игрушечный ковбой отправляется на поиски.

Сказать, что релиз еще одного продолжения приключений игрушек вызывал опасения значит ничего не сказать. Количество факторов «против» зашкаливало. Во-первых, история кино в принципе знает крайне мало удачных примеров четвертых частей фильмов. Во-вторых, люди, выросшие на первых двух картинах, уже успели обзавестись детьми, которые в свою очередь успели подрасти на третьей «Истории». Между первым и четвертым фильмами прошло 24 года, для прямого продолжения мультфраншизы разрыв во времени колоссальный. В-третьих, новую картину не только не ставили авторы предыдущих фильмов, ее режиссер вообще — дебютант. В-четвертых, и в-главных, эмоциональное наследие и культурное значение серии настолько велики, что любое прикосновение к ней воспринимается как посягательство на святое. Когда в конце «Большого побега» выросший Энди расставался со своими любимцами, взрослые мужчины плакали, и, чтобы перебить такое, нужно было создать что то потрясающее.

И они это сделали.

Джон Лассетер, постановщик первых двух фильмов серии и продюсер Pixar, рассказывал: «Мы хотели делать продолжение истории только при условии, что оно будет соответствовать или превосходить то, что было ранее».

На первый взгляд, звучит как стандартное для таких релизов заявление. Но в случае «Истории игрушек 4» эти слова выходят за рамки дежурных авторских восторгов в ходе пресс-тура — как и признания Тома Хэнкса и Тима Аллена, озвучивавших Вуди и Базза, что последние дни работы были столь эмоционально заряжены, что они записывались поодиночке. Фильм стал достойным продолжением трилогии, а по уровню эмоционального воздействия, как и полагается завершению большой истории, поднялся на ступень выше.

Искренность, самоотдача и талант создателей «Истории игрушек 4» сделали прощание с любимыми героями одновременно печальным и радостным, горьким и сладким, веселым и грустным. Вдобавок, это тот редкий случай, когда фильм прекрасен и в контексте серии, и сам по себе. Своим воздействием он во многом обязан наследию первых частей, но при этом не эксплуатирует, а развивает его.

Сценарно мультфильм почти безукоризнен. Он по-настоящему добрый, смешной и искренний, а его посыл бьет в цель без промаха. Картина продолжает тематику предыдущих фильмов, но сделан тоньше, точнее и более проникновенно. Знакомые персонажи при этом не изменяют себе, а новые прекрасно вписаны в историю и буквально каждый из них вызывает эмоции и запоминается. Отдельных аплодисментов авторы заслужили простым и элегантным разрешением линии антагониста, особенно на контрасте с судьбой медведя из «Большого побега».

Новая «История» прекрасно подходит и нынешним детям, и детям 90-х, и это беспроигрышное сочетание делает картину, пожалуй, главным мультфильмом года.

В кино с 20 июня.