Вверх

I hope I die before I get old. «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

Этот фильм ждали долго. Настолько, что, прежде чем показать его в России, режиссер уже успел снять свою следующую картину и представить ее на прошедшем фестивале в Каннах. Верить в то, что результат не стоит ожиданий, не хотелось вплоть до финальных титров. И все же, будучи объективным, можно констатировать — англоязычный дебют Ксавье Долана триумфальным не назовешь. А с субъективной точки зрения поклонника его раннего творчества все выглядит и того мрачнее. Режиссер «Я убил свою маму» и «Тома на ферме» выпустил тривиальную, проходную и поверхностную драму.

— Что ты будешь делать, если сегодня я умру?

— Я умру завтра

Сложно представить, как человек, в 16 лет написавший эти строки, в 30 выдаст банальную историю о бремени славы и превратностях актерской профессии. Примечательно, что все элементы авторского почерка на месте — от сложных отношений героя (сразу двух) с матерью до принятия (или неприятия) гомосексуальности. То есть, хотя бы частично, Долан снимал о том, что знает, и на темы, которые ему блестяще удавалось раскрывать ранее. Но здесь это просто не работает. Проникнуться драмой мешают как постоянные вставки с интервью, в которых герой еще раз проговаривает смысл только что увиденной сцены, так и полная предсказуемость сюжета в принципе. Дело даже в не ломаном ритме повествования и не в обилии клише — скорее, в том, как они сочетаются друг с другом.

Тонкая грань между пошлостью и искусством, по которой Долан ходил с самого начала, но которую до сих пор не преступил, на этот раз оказалась далеко позади. Шаблонные герои, заезженные диалоги и невнятный темп оставляют неприятное ощущение, что смотришь не картину яркого и самобытного автора, а очередной невзрачный продукт голливудской системы. Вишенкой на этом торте заурядности предстает звучащая на финальных титрах Bittersweet Symphony. Тут, опять-таки, проблема не в выборе песни (когда герой «Мамочки» раздвигал границы экрана под Wonderwall, банальность саундтрека нисколько не смущала), а в том, насколько предсказуемо она звучит в контексте картины.

О причинах такого провала можно рассуждать долго и многословно. Работа в чужой стране на неродном языке, затянувшееся производство, проблемы личного характера, творческий тупик или же совокупность факторов. Каждый волен выбирать то, что ему покажется верным. Есть и еще одна, менее очевидная, но любопытная версия. Ксавье Долан просто постарел. Не по паспорту, а в смысле творческом. Первые картины постановщика, дебютировавшего в неприлично юном возрасте, подкупали своей искренностью и откровенностью. Ему уже в 20 лет было, что сказать, и он с соответствующим возрасту рвением принялся штурмовать крупнейшие смотры и сердца поклонников авторского кино. Но за прошедшие десять лет изменился мир, изменился кинематограф и повзрослел сам режиссер. Не изменились только его фильмы. Картина была призвана раскрыть новые грани его таланта, но вместо этого выглядит, будто ее снял все тот же мятежный подросток из 2009 года. И это несоответствие автора собственному произведению есть главная причина неудавшегося покорения Голливуда.

Но «Смерть и жизнь» — это не реквием по карьере — скорее, ранний симптом ее болезни. Все, что нужно — это взять паузу, отлежаться дома, привести мысли в порядок и оставить прошлое в прошлом. А потом, собравшись с силами, дать начало новому этапу своего творчества и показать, на что способен новый Ксавье Долан — уже не мальчик, но муж.

 В кино с 15 августа.