Back

Григорий Волчков: «Мы пишем отзывы, поэтому наше дело за малым — описывать свои эмоции от просмотра фильма»

Григорий Волчков — создатель крупнейшего телеграм-канала про кино «Кинокляча». Именно этот канал приходит на ум людям, которых спрашиваешь про то, где в телеграме прочитать рецензии на фильмы.

 

Λ: Чем ты занимаешься? Твоя главная деятельность.

Г: Я руководитель продюсерской группы компании CaseID, занимающейся разработкой и дистрибуцией онлайн-курсов. Моя задача — продумать структуру онлайн-курса, уследить за всеми производственными процессами и обсудить возможные варианты дистрибуции продукта. Офиса нет, но работать иногда приходится 24/7. Так что весело 🙂

 

Λ: Почему решил открыть канал именно про кино?

Г: Нам с друзьями предложили это сделать. Мы читали курсы по истории кино (мы ведь историки по образованию), нас заприметили в Яндексе и рассказали про свой замысел покорения Telegram’а. Мы не то, чтобы были гиками мира кино, но кино смотрели разное и в любом хотели найти интересные нюансы. Ну и в целом были открыты для любой движухи. Вот нам её и предложили!

 

Λ: А причем тут Яндекс?

Г: Кинокляча появилась по инициативе Яндекса. Точнее, Светланы Григорьевой, которая в ту пору там работала. Она пригласила меня, Нияза Галявиева и Олега Баженова и предложила нам создать канал о кино. В перспективе в него встраивались бы ссылки на покупку билетов через сервис Яндекса. Но спустя пару месяцев работы над каналом нам предложили уйти в самостоятельное плавание и в качестве компенсации (или поощрения) помогли финансово. Сумма не колоссальная, но отталкиваясь от неё, мы сделали вторые и третьи шаги по популяризации канала.

 

Λ: Расскажи про путь Киноклячи. От идеи до сегодняшнего положения. Как продвигал, кто пишет контент, сколько людей работало и работают?

Г: По первым порам было очень трудно. Авторов было 5, никто не смотрел кино так часто, чтобы ежедневно появлялся обзор. На этой почве даже были конфликты. Но уже спустя несколько месяцев мы начали обрастать новыми авторами, новой аудиторией, а с ней — ещё более новыми авторами. К лету 2017 года наша команда насчитывала 15 человек, поэтому нужно было смотреть по 2-3 фильма в месяц — это совсем несложно. Плюс, в нашей команде оказались действующие кинокритики, которые и без нашего контент-плана регулярно ходили в кино. Правда, со временем такое большое число авторов показало и свои негативные стороны — многие были уже незнакомы друг с другом, поэтому продолжать делать дружеский междусобойчик уже не получалось. Пришлось сокращать количество авторов. В итоге сейчас над каналом работает в районе 6 человек, включая авторов, редактора и менеджера по рекламе.

 

 

Λ: Сколько денег было потрачено на клячу и сколько она приносит сейчас?

Г: Были золотые времена, когда ведение канала приносило порядка 100 тысяч рублей в месяц. Это было осенью 2017 года. Сейчас же прибыль от канала едва ли покрывает расходы на его ведение. Так как нужно заниматься продвижением, а самые очевидные варианты требует финансовых затрат, много заработать на ведении канала не выходит. Но такой задачи не было изначально, нет её и теперь.

 

Λ: Сказалась ли как-то блокировка телеграма на канале? Упали охваты и прибыль?

Г: Блокировка определенно сказалась. Первые месяцы после блокировки мы удаляли из числа подписчиков «мертвых душ» — тех, кто не заходил в Telegram хотя бы месяц. И их оказалось порядка 25% от числа подписчиков, которые были у нас до блокировки. Большие это величины или маленькие — решать вам (большие — Absolute Cinema). Мы же были, мягко говоря, не в восторге.

 

Λ: Какие дальнейшие планы с каналом?

Г: Заниматься им дальше. У меня на него остаётся всё меньше и меньше времени, поэтому сам я к ведению канала уже имею довольно посредственное отношение. Многие процессы уже происходят без моего ведома (включая публикацию новых текстов), и меня это вполне устраивает.

 

Λ: Что скажешь про Бэдкомедиана? Смотришь его?

Г: Нет, Бэдкомедиана не смотрю. Посмотрел несколько выпусков — не понравилось. Обсуждал со знакомыми, которым он нравится — не могу понять их аргументов. Мне не смешно, не интересно на протяжении больше целого часа смотреть, как он опускает зачастую и так объективно слабые фильмы. Поэтому весь кипиш по поводу того, что он является крупнейшим «кинокритиком» России мне остается непонятным.

 

Λ: Назови 3 любимых российских фильма. Понимаю, что мало, но попробуй.

Г: Да не согласен, что их мало. Их много. (на самом деле в вопросе имелось в виду, что три фильма — мало, а не фильмов мало — Absolute Cinema) Просто обычно это не те фильмы, которые неистово рекламируются по телевизору. «Аритмия» прекрасная. «Нелюбовь» очень тяжелая в плане эмоций, но очень мощная. «Дурак» очень понравился. Из менее известного — «Жги», «Хороший мальчик», «Рассказы» и «Кино про Алексеева». Очень смеялся под «Гуляй, Вася». А если не из современного, то “Сибирский цирюльник” до слёз пробил. Тоже российский фильм, только из 90-х.

 

Λ:  3 нероссийских?

Г: А вот с этим проще. Я очень люблю Джузеппе Торнаторре. Поэтому в тройке точно будут «Легенда о пианисте» и «Новый кинотеатр «Парадизо». И ещё есть Тарантино с его «Омерзительной восьмеркой». Его в Москву привозили на плёнке — и это было просто фантастически! Между первым и третьим просмотром было 10 дней — и был бы я на тот момент не бедным студентом, просмотров за этот промежуток времени было бы больше

 

Λ: Как думаешь, какая главная проблема кино в России. Как можно проблемы/проблемы решить?

Г: Я не киновед и не кинокритик. Мы пишем отзывы, поэтому наше дело за малым — описывать свои эмоции от просмотра фильма. Поэтому я могу только транслировать мнения более маститых кинокритиков. И часто приходится слышать, что главная проблема — это сценарная школа. В сюжетах фильмов и правда часто бывают допущения, которые здравый смысл не хочет ни понимать, ни признавать. Но тот же «Хороший мальчик» в плане сценария мне показался невероятно сильным — очень многослойным, комплексным и цепляющим.

Λ: Какие главные плюсы современного российского кинематографа?

Г: В последнее время кино в мире России выходит на серьезные позиции. С приходом «Матильды», в связи с номинациями на зарубежные премии (в первую очередь, конечно, речь про «Оскар») кино стали обсуждать. Часто это происходят на кухнях (и уровень обсуждения соответствующий, кухонный), но кино вдруг стало из тем повсеместного обсуждения. По крайней мере, хочется в это верить. И в этой связи некоторые решения Мединского и его ведомства, кажущиеся негативными, дают положительные плоды. Во всяком случае, в короткой перспективе. Полезны ли они в будущем — вопрос открытый, на который я категорично отвечать не возьмусь

 

Λ:  Встретившись с Фондом Кино, что ты им скажешь?

Г: Мне нечего им сказать, честно. Наше дело смотреть фильмы и высказывать мнение, а не задавать вопросы. Хотя один вопрос я бы всё же задал: «Что для Фонда Кино первостепенно — кино как искусство или кино как бизнес?». Но при ответе на этот вопрос очень несложно впасть в патетику, так что мы продолжаем смотреть фильмы и писать на них отзывы.

About the Author /

Главный редактор

Post a Comment