Вверх

Гляжусь в тебя, как в «Зеркало». «Рома» Альфонсо Куарона

Пожалуй, один из главных фильмов года — как и его режиссер, вернувшийся из многолетнего путешествия за золотым руном высоких бюджетов, громких франшиз и международного признания в лоно национального авторского кино, — в представлении не нуждаются. Нет смысла и в перечислении многочисленных регалий и наград в диапазоне от Золотого льва в Венеции до номинаций на «Глобус» и «Оскар» (это всего лишь вопрос времени), которыми лента успела обрасти. «Рома» по праву заслужил свои статуэтки и место буквально в каждом топе 2018 года, многие из которых он же и возглавил.

Основанная на событиях детства Альфонсо Куарона история разворачивается в Роме, районе Нью-Мехико, населенном в основном представителями среднего класса, в начале 1970-х. Во многом судьбоносный год из жизни семьи, живущей в этом районе показан через развитие ее взаимоотношений с Клео (Ялица Апарисио), служащей домработницей и нянькой для четверых детей Софии (Марина де Травира) и Антонио (Фернандо Гредиага). За этот год им предстоит вместе пережить уход отца, депрессию матери и беременность Клео с тем, чтобы в конечном счете стать семьей не только и не столько в смысле родства по крови, сколько в смысле духовном.

При разборе «Ромы» велик соблазн сравнить ленту с другим фильмом о детстве другого режиссера — «Зеркалом» (шедевру Тарковского мексиканец даже делает небольшой реверанс в виде пожара в загородном доме). Точки пересечения видны невооруженным взглядом. Автобиографичная картина, показывающая ключевые, зачастую драматичные события детства автора и жизни близких ему людей. Строго говоря, если, поддавшись искушению, поставить оба фильма на разные чаши весов, перевес будет не на стороне «Ромы». Тут против ленты Куарона парадоксальным образом играют ее сильные стороны. На пути у полноценного погружения в омуты памяти и приобщения к глубоким личным переживаниями автора встают безупречная картинка и четкая линия повествования. Тотальная эстетизация изображения, стремящегося вобрать в себя как можно больше для передачи контекста истории, проигрывает непричесанной и несколько шероховатой структуре визуального повествования у Тарковского, построенной на деталях, образах и ассоциациях. Вопрос, однако, в том, целесообразно ли вообще их сравнивать.

«Рома» — это не просто фильм с автобиографичными мотивами и даже не путешествие в голову и сердце автора. Это — скрупулезно воссозданная картина переломного момента в истории семьи режиссера, эстетически выверенная — с оглядкой на талант и многолетний опыт постановщика — последовательная экранизация реальных событий. Но картина эта совсем не ностальгическая. При работе над своим самым личным фильмом Куарон предпочитает принципиально иной подход: он не показывает события с точки зрения ребенка, который подсознательно все окрашивает в более яркие, или наоборот, более мрачные оттенки. Он вообще отказывается от какого-либо цвета — как визуально, так и по смыслу. Но и противоположную сторону отстраненного наблюдателя он не занимает. Посредством виртуозной работы оператора (которую также взял на себя режиссер) и постановки он создает полный эффект присутствия, предлагая стать если не участником, то как минимум полноценным свидетелем происходящего. Куарон не просто рассказывает свою историю — он пропускает ее через зрителя, вовремя отстраняясь и оставляя их один на один. А уж как ее воспринять и какие выводы сделать, каждый решает для себя сам.

 

Данный фильм можно посмотреть в стриминговом сервисе Netflix.