Вверх

Глубокое синее море. «Курск» Томаса Винтерберга

Когда фильм идет в прокат под слоганом «Правда, объединившая мир», это всегда несколько настораживает. А когда этот фильм посвящен одной из самых трагичных страниц в истории твоей страны, и снят при этом полностью иностранцами, становится совсем тревожно. Слишком велика вероятность, что под громкими словами скрывается как минимум субъективное мнение человека со стороны, а как максимум развесистая клюква. К сожалению, в картине Томаса Винтерберга слишком много последнего и слишком мало собственно правды.

Путь «Курска» на отечественные экраны был долог и тернист. Мало того, что картина в принципе подразумевает большой объем подготовительных работ, так еще и специфика самой истории таит в себе множество подводных камней политического, экономического и этического характера. Сценарий писали и переписывали, режиссеры сменяли друг друга, продюсеры то добавляли, то удаляли из сюжета линию Путина, съемки в России то согласовывали, то запрещали, каст то набирали сплошь из американских актеров, то полностью меняли их на европейских — проект превратился в классический долгострой со всеми вытекающими задолго до того, как режиссер впервые скомандовал: «Мотор». С российским прокатом, разумеется, тоже не все было гладко (подробнее здесь): Министерство Культуры долго решало, давать ли фильму прокатное удостоверение, а потом переносило дату релиза.

 

Но контрольный выстрел пришел, откуда не ждали — от коллег с HBO. Сравнения с «Чернобылем» были неизбежны в любом случае, но, выйди фильм в марте, в борьбе за симпатии отечественного зрителя у него было бы больше шансов. Триумф картины про ЧАЭС все изменил. Одним из ключевых факторов успеха сериала именно в России стало небывалое внимание создателей к деталям. Скрупулезное воссоздание Союза во всем, от быта до атмосферы, и тонкая, глубокая работа с исходным материалом, наложенные на блестящую драматургию перевернули игру. Теперь любая история о российских реалиях, а тем более основанная на реальных событиях, воспринимается через призму «Чернобыля». Если учесть, какой привыкли показывать Россию (справедливости ради, не только ее — в принципе любую далекую и непонятную страну) западные кинематографисты, то, вероятнее всего, на его фоне все последующие фильмы будут блекнуть.

Первой жертвой в этом неравном противостоянии пал фильм Винтерберга. В наши дни любой способен зайти в Википедию и узнать все подробности трагичных историй «Курска» и Чернобыля, и, чтобы на основе этих событий сделать хорошее кино, простого изложения событий недостаточно. Тут есть два пути: либо по-настоящему проникнуться историей и выдать то, что мы увидели в сериале, либо положиться на собственный опыт и базовые познания о предмете. Сделав ставку на второе, авторы «Курска» дали серьезного маху. Сконцентрировав все силы на драме, работу с деталями авторы полностью провалили.

Простые российские моряки в фильме Винтерберга то поют песню на мотив рождественского(!) гимна «O, Tennenbaum», то в 2000 году смотрят на борту запись концерта Металлики 1990 года (безотносительно правдивости этого момента, выглядит он чертовски клюквенно). Когда герои обращаются друг к другу, создается ощущение, что смотришь условную «Красную жару». Если в рядовом боевике 1980-х все эти «Лео» и «Нико» (персонаж — не грузин и зовут его Николай) особого раздражения не вызывали, то в картине столь щепетильной тематики, подразумевающей куда более глубокое изучение авторами материала, откровенно режут слух. При дубляже эту позорную для 2019 года огрешность, скорее всего, уберут, но сам факт небрежного отношения авторов к изображаемой ими действительности от этого не исчезнет. Картину довершает почти карикатурный Адмирал Зло в исполнении Макса фон Сюдова, грубящий женам подводников на фоне перевернутого российского флага.

Сами по себе эти детали, конечно, не столь значительны и на фоне хорошо сделанной драматичной истории были бы вовсе не заметны, вот только сказать, что «Курск» со сценарной точки зрения — выдающееся кино, выходит с трудом. Если рассматривать картину вне контекста, то это вполне типичный и даже клишированный околовоенный фильм-катастрофа. Трагичные повороты сюжета, конечно, работают, но только потому, что не работать не могут. Детей, беременных женщин и стариков, как и невинных моряков, жалко всем. Полный презрения взгляд сына погибшего подводника, которым мальчик прожигает фон Сюдова вместо рукопожатия, безусловно, впечатляет. Но он впечатлил бы и сам по себе, достаточно лишь базовых знаний о трагедии, смотреть перед этим сам фильм вовсе необязательно.

«Курск» как самостоятельное кино — это рядовая, довольно поверхностная и не очень хорошо проработанная драма, а в контексте — экранизация официальной версии плюс набор клише и странных предрассудков образца 1990-х. Справедливости ради стоит отметить отличную работу оператора и превосходную музыку. На Энтони Дод Мэнтла и Александра Деспла всегда можно положиться, но все же они не в состоянии вытянуть всю картину на себе. Как и Маттиас Шонартс (снова сыгравший в фильме про Россию и снова — не Путина), Леа Сейду и Колин Ферт, прекрасно справившиеся со своими ролями.

Помимо этого, в актив фильму можно занести сам факт его выхода: в стране, где государство предпочитает поддержать «Крым» и «Т-34», показать ту самую тяжелую, но необходимую правду о неприглядных обстоятельствах трагедии «Курска» получится еще не скоро.

В кино с 27 июня.