Back

Дык елы-палы, здравствуй, сестра! Что не так с «Проклятием монахини».

Франшиза «Заклятие» разродилась на этой неделе долгожданным «Проклятием монахини» — страшно бессмысленным отростком, смотреть который смешно и больно одновременно.

В отдалённом румынском монастыре происходит самоубийство молодой монахини. Расследовать странное дело Ватикан призывает католического Ван Хельсинга отца Бёрка и молодую послушницу Айрен, страдавшую в детстве странными видениями. По пути парочка заручается поддержкой местного мачо и отправляется в святое место, которое на деле оказывается обителью зла вселенского масштаба.

В «Монахине» на лицо тенденция, постепенно просачивающаяся во всю хорор-франшизу — материализация паронормального. Штука в том, что больше всего пугает неизвестное и бестелесное: то, что нельзя уничтожить привычными способами. Фигура в монашеской одежде с горящими глазами в конце коридора уютного дома, которая неожиданно появляется и так же неожиданно исчезает — это может быть страшно. Но когда эта самая фигура призвана не просто лишить человека духовной опоры с помощью страха, а физически уничтожить его собственными руками, становится, по меньшей мере, просто смешно. К тому же этот расклад играет и в противоположную сторону: теперь с демонами можно буквально драться и стрелять в них, что ненадолго, но останавливает дьявольское начало. Поэтому, когда на любого из героев в этом фильме нападает очередная сущность с огромной пастью, так и норовящая что-нибудь от него откусить , прямо-таки ожидаешь, что на подмогу откуда-нибудь из леса бросятся Рик Граймс и Ко с топорами наперевес.

Наверное, именно потому, что зло в этой картине принимает столь странные формы, героям совсем не страшно. Ну, заперли заживо в гробу и закопали — с кем не бывает! Более того, чем чаще с ними происходит какая-то зловещая  непонятица, тем более нелогичными и самоубийственными становятся их поступки. Одни скажут — канон. Другие — кривой сценарий, в котором от персонажей — только костюмы, и окажутся правы. Отца Бёрка старались сделать примечательным за счёт чувства вины после неудавшегося акта экзорцизма, но когда эта самая вина начала его мутузить и выкалывать глаза, заменяя духовные страдания физическими, всё сошло на нет. Сестра Айрен здесь для того, чтобы гадать, как она связана с героиней Веры Фарминги в оригинальных «Заклятиях» (в жизни девушки родные сестры, что сразу бросается в глаза), а Френчи – вроде маленькой комнатной собачки, призванной умилить, посмешить и иногда звонко погавкать. А что с такими безидейными и пресными персонажами можно сделать? Правильно: туда-сюда гонять по коридорам старинного монастыря, неожиданно хватать за различные части тела, шугать хрустом суставов, заставлять неистово молиться, иногда лениво душить  — вот это вот всё. Кажется, в конце концов, здесь должен появиться Вий, и по-хозяйски разобраться с этим стыдным второсортным бедламом, но его к сожалению не будет (да, это спойлер).

А ведь идея про зло, обитающее в божественном месте, могла бы легко стать мрачным размышлением над сущностью истиной веры и института церкви. В начале к этому есть даже маленькие предпосылочки, и вот, кажется, будет здесь хоть какая-то светлая мысль — но нет. То есть, мыслей нет совсем, одни скримеры, которые иногда маскируются под что-то визуально-концептуальное, вроде круга из монахинь в чёрном, в центре которого сестра в белом, избранная для главной схватки с демоном. Одним словом, скучно. И уж точно не страшно.

Comment(1)

  • Andrey Bykov

    25.09.2018

    Мне кажется, хорроры должны быть вязкими, противными и угнетать атмосферой. И как разрядка этой атмосферы — какой нибудь стример. Но в последнее время атмосфера не получается у режиссеров. Пытаются выехать на скримерах, что не есть гуд. И теперь я подумаю прежде чем идти на монахиню. Хотя раньше очень хотел взглянуть.

Post a Comment