Вверх

Devil in disguise. «Ангел» Луиса Ортеги

На экраны выходит латиноамериканский фестивальный хит «Ангел». Криминальная драма, посвященная одному из самых юных и одиозных преступников в истории Аргентины, отметилась в «Особом взгляде» Канн и на фестивале в Сан-Себастьяне.

Фильм основан на реальной истории Карлоса Робледо Пача, психопата-убийцы, получившего прозвище «Ангел смерти» за внешность невинного ребенка, которая не помешала ему в 1970-е убить более десяти человек. Дело «Монстра с детским лицом» стало заметным прецедентом как в уголовной практике Аргентины, развенчав физиогномический миф о характерных внешних чертах преступника, так и в судебной системе страны — специально для него суд вынес революционное решение об изменении срока содержания под стражей, вопреки действующему законодательству продлив его более, чем на 45 лет.

Как и полагается экранизации истории настолько выдающегося преступника, фильм оставляет ощущения весьма неоднозначные. По сути, ты два часа наблюдаешь за совершенно безумными бесчинствами психопата без намека на моральный компас, этакого «Лица со шрамом» со школьной скамьи. Он ни на секунду не дает расслабится, заставляя все время ожидать выстрела, отдавая себе отчет в том, что каждый человек на экране — в зоне риска и может очень быстро этот экран покинуть с лишней дыркой в голове. Но при этом все — от ведущего актера до освещения — подается с ненавязчивой легкостью подросткового фильма о весенних каникулах. Главный герой — не побитый жизнью эмигрант Тони Монтана, он — семнадцатилетний кудрявый парнишка с ангельским лицом из благополучной полной семьи. Он не одержим идеей построения криминальной империи на костях, его интересы вполне соответствуют его возрасту и окружению. За исключением непомерной тяги к огнестрельному оружию и полному игнорированию ценности человеческой жизни, само собой.

Заставляющий нервно ерзать в кресле диссонанс между внешностью и поступками героя, вся перверсивная палитра его интересов в диапазоне от покатушек на мотоцикле с девчонками до вооруженного налета на ювелирную лавку с убийством охранника не могла быть передана в полную силу без главной жемчужины картины — молодого актера Лоренцо Ферро. Попадание в образ не ограничилось лишь внешностью. От выражения детской непосредственности на его лице после того, как его герой не моргнув глазом стреляет в двоих спящих людей или наставляет заряженный пистолет на собственную мать, становится как минимум неуютно. А когда этот парнишка с внешностью воздушной зефирки, спокойно закуривая, рассказывает о своих многочисленных убийствах и ограблениях, в его безумие веришь безоговорочно.

Строго говоря, на этом контрасте между формой и содержанием и строится весь фильм, нещадно эксплуатирующий главную и единственную изюминку истории. В моменты, когда подсветить этим контрастом повествование не получается, сюжет подвисает, затаившись в ожидании нового всплеска психопатической криминальной активности Карлитоса. Благо, таких моментов в фильме немного и загубить общий стремительный темп истории они не успевают. Это как затишье перед бурей — если на экране все спокойно, значит, уже в следующей сцене нас ждет новый виток развития преступной карьеры героя.

В кино с 31 января.