Вверх

Дэвид Линч Драйв. Часть вторая: «Человек-слон»

Не важно, что слон, главное — человек.

 

Наверное, вот эта фраза полностью описывает второй полнометражный фильм Линча, но давайте обо всем по порядку. Во-первых, про первый его фильм мы написали тут.

Какие у нас ассоциации, когда мы слышим имя Дэвида Линча? Сразу у нас в голове мистика, сложные схемы, повороты сюжета, непонятное повествование на грани реальности и сна, ебанутость и прочие атрибуты классического Линча. Но «Человек-слон» не об этом.

Я опять напоминаю, что это всего лишь второй полный метр Линча. И как можно было со второго раза снять такой шедевр — вопрос.

В 1980 году Линч снял сильнейшую драму про… вы удивитесь… толерантность. Если выразить все это одним словом, то «Человек-слон» про толерантность. Точнее фильм про призыв быть такими. Но не как сейчас: быть толерантными наигранно и лицемерно и просто относится к черным хорошо, потому что они черные (это, кстати, нетолерантно, но всем похер), а смотреть в суть.

Но. Вернемся к началу.

 

Непонимание

 

Мы наблюдаем историю реально существовавшего человека, у которого была деформация тела высшего разряда. Из-за внешности, его прозвали Человеком-слоном.

Судьба у этого мужчины сложная. У него, судя по всему, не осталось родителей, он мальчиком ушел в открытый мир и в конце концов стал экспонатом, на которого люди смотрели, боялись и смеялись. А человек, который приручил Джона Меррика, так зовут Человека-слона, зарабатывал на нем деньги.

С этого и начинается история в фильме. По ходу дела мы понимаем, что в такую ситуацию Джон Меррик попадал не один раз. Именно поэтому перед зрителями предстает Джон Меррик испуганный, недоверчивый и очень по правде говоря жалкий.

И это логично, правда? Как доверять миру, где над тобой все смеются, от тебя людям становится плохо или страшно? Вы бы доверяли людям, если бы они бы к вам относились так же? Вот и Джон Меррик нет. Настолько, что даже перестал разговаривать.

Но его жизнь начинает меняться, когда Меррика встречает Доктор, которого играет Энтони Хопкинс.

Такая вот завязка. На этом этапе мы не понимаем, как реагировать? И это самое интересное в этом фильме по части игры на эмоциях. Режиссер и сценаристы очень виртуозно бросают нас от эмоции к эмоции. И это не просто так…

 

Принятие

 

Фредерик, герой Энтони Хопкинса, становится для зрителя мостиком между миром зрителей и миром Человека-слона. Он решает выкупить Джона Мэррика, чтобы изучить чудовищную болезнь.

В больницу он забирает Джона Мэррика, который буквально спит наяву и никак себя не проявляет. Фредерик пытается вызвать в нем какие-то ощущения, чувства, пытается научить разговаривать. И это получается, но еле-еле.

Потом выясняется, что Джон Мэррик, оказывается, умеет говорить и прекрасно это делает. Он даже цитирует огромные куски Библию и эрудированно ведет беседу. Не говоря уж о том, насколько он вежливый. В этом моменте мы понимаем, что Джон Мэррик стал жертвой своей внешности и людской глупости и из-за этого замкнулся в себе. И понимаем, что он такой же человек, как и все. И мы, зрители, принимаем его. Как это делает окружения Доктора Фредерика.

 

Радость

 

Жизнь Джона Мэррика меняется, меняется и наше настроение. Нам уже не страшно и не непонятно на него смотреть, мы уже поняли, что с ним все хорошо. И мы начинаем радоваться за него. Нам безгранично приятно, что у бедного Джона Мэррика все наконец-то хорошо.

У него есть своя комната, красивый костюм, внимание женщин. Он сидит за одним столом с уважаемыми людьми, которые видят в нем ровню.

А мы видим сущность и человечность Джона Мэррика. Невооруженным взглядом видно, насколько он любит людей. Как он благодарен Фредерику и всем остальным, кто приютил его и улучшил его жизнь.

Мы видим настоящее благородство в самом чистом виде. Человека потрепала жизнь так, как никого не трепала. И после всего этого в нем осталась доброта, уважение к другим и стремление жить, любить и быть счастливым. За уродливой внешностью мы видим безграничную красоту души.

К этому моменту мы уже поменяли 3 сильные эмоции и в моменте, когда Джон Мэррик говорит о своей красивой матери и плачет, сложно не прослезиться.

 

Жалость

 

Фильм Линча на этом не мог закончиться. Да и сама реальная история тоже на этом не закончилась.

Мы же помним, что Джон Мэррик в начале фильма принадлежал кое-кому, кто зарабатывал деньги на чужом горе. Да и кроме него в больнице Фредерика были люди, которые тоже хотели заработать на внешности Мэррика.

И эти люди и еще несколько их друзей в какую-то ночь пришли. Они не просто смотрели, они начали издеваться над Мэрриком. Самыми гнусными способами. И вот здесь Линч показывает нам, где настоящее уродство.

Уродство, которое не покроет ни одна красивая внешность. В отличие от Мэррика, где настоящую красоту души не закрывает даже изуродованное лицо.

 

В этом одно из главных посланий фильма. Настоящая красота где-то в душе, и на нее мы должны смотреть.

 

Ненависть

 

Мэррика в конечном счете увозят из больницы. Он возвращается к началу. Жалость никуда не уходит. Нам становится очень больно за него. Линч нас поднял до счастья, а потом уронил до полной безнадежности. И это все сменяется ненавистью к тем, кто с Мэрриком так поступил.

Мы бы с удовольствием посмотрели, как все эти люди горели в огне. Мы их ненавидим от всего сердца, потому что после всего фильма понимаем, что всю эту жесть они вытворили с таким добрым, чутким и отзывчивым человеком, как Джон Мэррик.

В конечном итоге Мэррика находят и он возвращается к Фредерику в больницу. Вроде бы он снова в своей красивой и уютной комнате, снова среди настоящих друзей и хороших людей. Но это все уже не то… что-то уже изменилось.

 

Печаль

 

Тут, наверное, уже все понятно. Джон Мэррик никогда не мог спать лежа из-за своей деформации, потому что он просто задохнется. Он всю жизнь спал сидя, но вернувшись в больницу к Фредерику, Мэррик впервые спит, как обычный человек.

На этом фильм заканчивается, а мы остаемся в прострации.

Фильм помотал нас по шести эмоциям и каждая эмоция была доведена до своего пика. Такое возможно только в настоящем драматическом шедевре, и такое мог сделать только самый настоящий и… гениальный драматург. Именно таким Линч предстал перед нами в этом фильме.

Если резюмировать, то нет смысла говорить про игру актеров, про качество съемок и так далее. Здесь все так, как и нужно.

 

Блять, да мне смешно!

 

Понимаете, «Человек-слон» — это о людях, которые выбиваются из категории «нормальных». Это о людях, которые не такие, как мы. Этот фильм говорит нам, что не такие, как мы — не значит «плохие». Они в душе прекрасные, могут быть лучшими друзьями и очень благородными людьми. Поэтому не нужно судить людей по внешности, одежке, ориентации, цвету кожи, количеству глаз и так далее.

Так что это фильм о толерантности. Но это очень глубокий, очень тонкий, эмоциональный и по-настоящему грустный фильм о толерантности, снятый в 1980-м году, когда все это было особо не в моде.

Линч сделал этот фильм максимально понятным. Без игр с сознанием и прочей его фирменной темой. Да, несложно понять, что смысл фильма относится людям хорошо, даже если они не такие, как мы. Понять это легко, но сможете ли вы это реализовать в своей жизни? Понять, что Джону Мэррику нужно помочь, не сложно. Сложно ему реально помочь.

И вот теперь, когда я этот фильм посмотрел (а сделал я это несколько месяцев назад), то все современные фильмы о толерантности кажутся мне поверхностными и смешными. Я понимаю, что это все не то. «Человек-слон» — лучший фильм о толерантности. И так говорить нельзя, но я думаю, что лучше уже никто не снимет.

Спасибо, Дэвид Линч.

Об авторе /

Главный редактор