Вверх

Детки в порядке. «Пираньи Неаполя» Клаудио Джованнези

Молодое итальянское кино продолжает заявлять о себе. Прошлогодний «Счастливый Лазарь» Аличе Рорвахер, лиричный религиозный фильм-притча, покорил жюри Канн, критиков и зрителей всего мира. На очереди — криминальная драма от режиссера сериала «Гоморра», получившая награду за лучший сценарий на недавнем Берлинале.

Никола, симпатичный подросток из трущоб современного Неаполя, очень любит свою семью, состоящую из матери-одиночки и младшего брата, любит своих друзей и свой родной район. Дела идут неважно: компания подростков слоняется без дела, изредка участвуя в небольших локальных стычках против парней с соседнего двора, а соседи, в том числе мать героя, вынуждены выплачивать дань местному криминальному боссу. Сообразив, что либо платишь ты, либо платят тебе, Никола сотоварищи начинает свою преступную карьеру. Ситуация меняется, когда за его новым начальством приходят люди в форме, а амбициозные друзья не мешкая занимают вакантную позицию. Но новое положение имеет свои издержки: Джульетта главного героя живет в соседнем районе, что неминуемо ведет к конфликтам с местными, а его брат, вместо того, чтобы гонять в футбол, проявляет нездоровый интерес к деятельности Николы.

Если к «Пираньям Неаполя» применить популярную у кинокритиков формулу «фильм А встречает фильм Б», получится что-то вроде ««Детки» Ларри Кларка встречают «Лицо со шрамом»». Действие перенесено с задворок Манхэттена и Майами в декорации не изменившейся со времен Де Сики провинциальной Италии, но суть осталась прежней. Как и цель авторов — показать драму чересчур самостоятельного взросления и загубленной окружением юности, и в известной мере шокировать кинематографическую общественность. Второе получилось не очень хорошо: с момента премьеры «Деток» немало воды утекло, и мир уже видел и стреляющих, и принимающих наркотики, и, конечно, занимающихся сексом подростков не раз и не два. Выбор обширен — от «Молокососов» до «Города Бога», от «Все умрут, а я останусь» до «Кен Парка», уже не говоря о репортажах Vice, выпусках новостей и целом море документальных фильмов разной степени качества. В общемировом масштабе «Пираньи» откровением не стали.

Куда больше интереса вызывает не сама тематика картины, а то, как она раскрыта. Авторы будто специально пренебрегли традиционными средствами передачи драматичности момента: трагичные повороты сюжета не выделены ни пронзительной музыкальной темой, ни надрывной актерской игрой. Повествование ведется в холодном и отстраненном тоне, события и действия героев, которые и в реальном мире, а тем более в кино, делят жизнь человека на до и после, показаны спокойно и буднично. Самое трагичное происшествие в своей жизни Никола встречает с нехарактерным для подростка и даже жутковатым хладнокровием — и с абсолютно каменным лицом едет устраивать настоящую бойню.

В итоге драмы в общепринятом понимании тоже не выходит — сдержанный и даже равнодушный тон истории просто не позволяет проникнуться сочувствием и сопереживать персонажам. Однако, та же холодная и лишенная эмоций манера повествования в свою очередь производит интересный эффект: чем невозмутимее экранный Никола перезаряжает свой АК-47, тем неуютнее становится смотреть на это в зале. Совершенно неестественное спокойствие, с которым подростки создают успешно функционирующую мафиозную организацию, по меньшей мере заставляет задуматься. «Пираньи Неаполя» — это тот случай, когда драма разыгрывается не столько внутри самой истории, сколько в голове у зрителя.

В кино с 25 апреля.