Вверх

Боже, храни Королеву! «Фаворитка» Йоргоса Лантимоса

В январе до широкого проката наконец доберется одно из ключевых кинособытий уходящего года: костюмированное представление с налетом комедийного фарса — «Фаворитка» Йоргоса Лантимоса. С момента премьеры на Венецианском фестивале и завоевания Гран-при и Кубка Вольпи за лучшую женскую роль, фильм проделал впечатляющий путь по различным площадкам и смотрам, собрав целый вагон номинаций и наград, и стал одним из фаворитов наградного сезона с 5 номинациями на «Золотой глобус» и серьезными шансами на «Оскар» сразу по нескольким позициям.

Сюжет построен вокруг околопрестольных интриг придворных английской королевы Анны (Оливия Колман) в начале XVIII века. Леди Сара Черчиль (Рейчел Вайс) долгие годы является фавориткой правительницы, помогая, а зачастую и решая за нее дела государственной важности. Слишком увлекаясь защитой интересов Короны перед Парламентом и вездесущими чиновниками, занятыми погоней за собственной выгодой, она не замечает, как юная Эбигейл (Эмма Стоун), некогда принадлежавшая к одному из почтенных родов Англии, а ныне вынужденная прислуживать, планомерно укрепляет свои позиции при дворе. Миловидная служанка прекрасно понимает, что на войне и в любви все средства хороши, и, вооружившись сколь бесхитростным, столь и действенным набором из лести, таланта оказаться в нужном месте в нужное время и очарования юной плоти, тихо отвоевывает у Сары августейшие симпатии и ее место возле трона и в алькове Анны.

Прочно заняв позицию одного из самых заметных национальных режиссеров современной Европы и обратив на себя внимание отборщиков лучших фестивалей Старого Света, Йоргос Лантимос занялся расширением поля своей кинематографической деятельности, с каждым новым фильмом занимая новые вершины и все больше места в сердцах любителей кино по всему миру. По лестнице условной классификации прогрессии творчества от «плохо и просто» до «хорошо и просто», приписываемоей Гете, Лантимос взобрался довольно быстро. Начав с «плохой и простой» «Кинетты», уже в следующих работах он начал неумолимо расти, «Альпы» и «Клык» — своего рода переходный момент, что-то между «сложно и плохо» и «сложно и хорошо». Выход на международную арену в виде «Лобстера» и последовавшего за ним «Убийства священного оленя» ознаменовал полноценный переход к «сложно и хорошо». Но и здесь режиссер не слишком задержался: «Фаворитка» почти вплотную подошла к вершине — «просто и хорошо».

По сравнению с предыдущими картинами режиссера фильм действительно смотрится проще. Насыщенный действием, с ярко выраженной актерской игрой, пышными декорациями и даже вкраплениями совершенно нехарактерного для грека юмора, он совершенно не похож ни на «Клык», ни на «Лобстера» — ни визуально, ни по смыслу. Поначалу может даже показаться, что самобытный национальный режиссер сдался и пошел на поводу у неискушенной публики и откровенно ударился в мейнстрим, но, разумеется, это не так. Расширяя географию и жанровое разнообразие своих фильмов, он продолжает экспериментировать, утверждая и развивая свой собственный авторский почерк.

Ему неважно, полулюбитель или голливудская звезда играет у него в картине — страдают, унижаются и нелепо выглядят все одинаково. Неважно, где происходит действие — в уединенном загородном доме, на бескрайних полях Ирландии или в покоях английской королевы. Сеттинг всегда работает на историю, а не наоборот. Он, не привлекая лишнего внимания, задает общий довольно мрачный фон всей картине, подчеркивая безысходность и зачастую абсурдность происходящего. Наконец, неважно, что сюжетно и жанрово из себя представляет фильм — костюмированная трагикомедия о событиях XVIII века столь же явно показывает неприглядные, обычно тщательно скрываемые стороны человеческой натуры, что и романтическая антиутопия, и психологический триллер о жизни и смерти.

Выходя на новый уровень признания зрителей, студий и киносообщества, Лантимос захватил с собой компас, указывающий ему единственно верный путь развития своего характерного стиля. Постоянно экспериментируя с формой и подачей и повышая планку режиссерского мастерства, он остается верен себе и своим творческим ориентирам.