Вверх

«Арахисовый сокол». Как должна выглядеть инклюзивность в кино

На фоне откровенного вырождения, сценарного обнищания и стерилизации высокобюджетного кино, ориентированного на массового зрителя, деятельность независимых студий выделяется особенно явно. В условиях ограниченного производственного бюджета и неспособности конкурировать с мейджорами по маркетинговым вложениям, все больше ценятся оригинальность задумки и искренность исполнения — качества, за которыми зритель, уставший от засилья франшиз и блокбастеров, приходит в тихую гавань independent cinema. 

Одним из главных путей распространения продолжают оставаться фестивали, и в этом году SXSW (К Югу через Юго-запад), один из крупнейших независимых смотров США, представил миру «Арахисового сокола» — картину, на титул шедевра и высокие награды может и не претендующую, но исполненную в лучших традициях смелого и немного абсурдного американского авторского кино. Но внимания она заслуживает не только этим.

 

 

Первое, что бросается в глаза при просмотре фильма — это его каст. Шайя «Just do it» ЛаБаф, успешно закрепивший за собой образ едва ли не самой одиозной голливудской звезды, и Дакота Джонсон, в своей карьере идущая по стопам Кристен Стюарт и Дженифер Лоуренс, радуют глаз обаятельной простотой своих героев. Но главным украшением картины стал, конечно, Зак Готтзаген — актер с синдромом Дауна, добавивший сюжету оригинальности, а происходящему на экране — искренности. 

Инклюзивность — один из главных трендов американского кино последних лет (а также источник бесконечных кастинговых скандалов и головной боли Скарлетт Йоханссон) — не обошла стороной и независимый экран. Но тут с ней обошлись сообразно традициям инди-фильмов. Во-первых, она органично вплетена в сюжет и вокруг нее не построен весь сценарий. Во-вторых, она не подменяет достоинств самой картины и ее не выставляют напоказ в целях продвижения проекта. Здорово, когда у людей с особенностями развития есть возможность заниматься любимым делом и быть востребованными, но еще лучше, когда это не является единственным плюсом проекта.

 

«Арахисовый сокол» как раз из числа последних. Подбор актеров — однозначный козырь фильма, но отнюдь не единственный. Проблема социальной адаптации людей с синдромом Дауна освещается (более того, является движущей силой сюжета), но не эксплуатируется. Прежде всего, это не история человека непростой судьбы — это история о дружбе, понимании и стремлении к мечте. Набор, конечно, тривиальный, но здесь (как и везде) важна не столько тема, сколько раскрытие. 

Приключения в духе Тома Сойера и Гекельберри Финна (будет даже сплав на плоту) парочки беглецов (один традиционно скрывается от долгов бандитам, цели второго куда поэтичнее — выйти за рамки системы и жить полной жизнью) в исполнении ЛаБафа и Готтзагена действительно увлекают, рождение настоящей дружбы между двумя социальными изгоями трогает. А неизменные неловкие ситуации, в которые они попадают по пути, вызывают неподдельную улыбку.

 

Персонажу Готтзагена сопереживаешь не потому, каким он родился, а потому, каков он есть. В определенный момент ты просто забываешь, что на экране человек с особенностями развития, и начинаешь получать удовольствие от задорной игры харизматичного и талантливого актера. Цели авторов известным образом перекликаются с целями их героя. Как он стремится к тому, чтобы общество перестало видеть лишь того, которому нужен особый уход и особое внимание, так и «Арахисовый сокол» показывает не синдром, а человека. И в этом — главное достоинство и важнейшая миссия картины. 

В кино с 24 октября.